Меню
16+

Интернет-портал Gazeta-bam.ru

08.10.2019 09:40 Вторник
Категория:
Теги (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

В сентябре эвенкийское село Усть-Нюкжа, которое находится в Тындинском районе, отметило своё 95-летие (мы сообщали об этом)

Автор: Надежда Требушевская

На этом фоне 44-й день рождения города Тынды, который также отмечался в сентябре, выглядит довольно нелепо.

В сентябре эвенкийское село Усть-Нюкжа, которое находится в Тындинском районе, отметило своё 95-летие (мы сообщали об этом). На этом фоне 44-й день рождения города Тынды, который также отмечался в сентябре, выглядит довольно нелепо. Впрочем, разве не нелепо отмечать дату рождения города с момента присвоения ему статуса города? 15 ноября 1975 года посёлку Тындинский был присвоен статус города. Кому-то когда-то и пришла в голову мысль считать с этого времени возраст города. А тот факт, что в 1937-м году в Тындинский пришёл первый паровоз, стараются не замечать. Википедия же пишет, что по переписи 1924 года в Тындинском проживали 180 человек… Мой хороший знакомый, родившийся в Тындинском в 1959 году, всё время недоумевает: почему город младше, чем он?

А село Усть-Нюкжа ведёт отсчёт возрасту с 1924 года. Вот и отметили 95-летие. Размышляя о странном возрасте города Тынды, я нашла рукопись Вадима Фёдоровича Иванищенко, который живёт в Усть-Нюкже много лет. Когда-то для газеты «БАМ» он написал о том, с чего и с кого начиналась Усть-Нюкжа. Наверняка в Тынде никто не знает и не помнит об этом, поэтому я и решила вновь опубликовать материал Вадима Фёдоровича под названием «Первая палатка». Вадим Фёдорович много лет преподавал в Усть-Нюкжинской школе, занимался краеведением, записывал рассказы эвенков, издал «Эколого-этнографический календарь эвенков Амурской области», все его рукописи, которые он присылал мне как редактору газеты, я бережно храню.

Первая палатка

Весной 1924 года на высоком берегу реки Олёкмы при устье реки Нюкжи появилась первая палатка. Хозяйкой палатки была якутка Марфа Прокопьевна Фёдорова.

После долгих скитаний по обширной дикой забайкальской тайге в поисках лучшей доли Марфа Фёдорова выбрала для жительства именно это место. Выбор был сделан удачный: окружающая природа была богата таёжным зверем – диким оленем согжоем, отстоями изюбра и кабарги; речные озёра и протоки богаты рыбой, а плодородные земли можно было использовать для выращивания зерновых и огородных культурных растений. Обширные луга летом покрыты ароматными сочными травами, что позволяло заготавливать сено для домашнего скота.

Первую зиму Марфа с семьёй прожили в палатке, а с наступлением весны стали строить из сруба дом. Разработали огород, посадили картофель, который достали у геологов, затем приплавили на плоту из села Средняя Олёкма Читинской области корову с телком.

К осени дом был готов для жилья, но в свежевыкопанное подполье для картофеля, когда дома никого не было, залез медведь и устроился на зимнюю спячку. Марфа сказала, что это к добру: это добрая примета, когда звери и животные прибиваются к людям, и пришлось копать новое подполье. А медведь прохрапел всю зиму, и весной ушёл в тайгу. Предсказания Марфы сбылись: у неё было одиннадцать детей, да ещё пришлось приютить четверых, оставшихся без родителей. Было трудно. Особенно хлопотно было с последним.

… Поздним зимним вечером постучался в дверь незнакомый русский мужчина, назвался старателем с прииска Кабактан и протянул Марфе сверток:

- Вот дитё, сынок мой, ему всего месяц от роду матерь его, моя жена, умерла от родов, возьмите ради бога, иначе он пропадет — нечем кормить.

Доброе сердце Марфы не могло отказать — взяла крошку.

Первая мысль была: чем кормить младенца? Корова не отелилась еще, молока нет. Вдруг Марфа услышала жадное чмоканье щенят, которые сосали свою мать за печкой. «Что делать? Может, пока поить младенца собачьим молоком, ведь молоко у всех одинаковое?» — решила Марфа. Пришлось оставить только одного щенка, чтобы хватало молока для человеческого дитя. Каждый день доили собаку Пальму, молока хватало для младенца – так и выходили. Потом отелилась корова. А отец ребёнка никогда больше не появлялся в Усть-Нюкже.

В трудные военные годы выкапывали корни сараны, сушили, толкли и стряпали лепёшки, луковицы сараны заготавливали в бочках на зиму.

С самых малых лет Марфа Прокопьевна приучала детей к труду – работать на огороде, косить сено для коровы, охотиться и ловить рыбу. Я видел фотографию, на которой Марфа Прокопьевна стоит с кочаном капусты весом 10 кг 700 г, выращенной на своём огороде.

Все дети Марфы Прокопьевны выросли трудолюбивыми, стали хорошими охотниками, оленеводами, звероводами, механизаторами. Сама Марфа Прокопьевна прожила хоть и трудную, но долгую и добрую жизнь и умерла в возрасте 94-х лет. Любила Марфа Прокопьевна пить крепкий чай, добавляя туда немного коньяка, и курить трубку.

Её портрет, нарисованный амурским художником Виктором Суриковым, находится во Франции, в городе Лувре, в картинной галерее, где Марфа Прокопьевна запечатлена с зажжённой трубкой во рту, сидит на коврике-кумалане на ступеньках крыльца своего дома.

Вадим Иванищенко, 2005 год, село Усть-Нюкжа

Новости партнеров

Новости партнеров

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

75