Меню
16+

Газета БАМ

26.10.2015 15:02 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 42 от 21.10.2015 г.

Легендарному телешоу «Поле чудес» исполнилось 25 лет

Автор: Валерия Хващевская, ИА «Столица»

Леонид Якубович: "Задаю игрокам единственный вопрос: "О чем вас нельзя спрашивать?"

В телецентре «Останкино» состоялось открытие обновленного музея телеигры капитал-шоу «Поле чудес», приуроченное к 25-летию программы. Раньше подарки участников передачи «Поле чудес» хранились в Центральном павильоне ВВЦ, но несколько лет назад из-за реорганизации ВВЦ музей прекратил работу. Но все экспонаты были бережно перемещены во временное хранилище. Три года ушло на поиск помещения для уникальной коллекции. И вот теперь оно найдено –  прямо в телецентре «Останкино». На открытии обновленного музея присутствовал ведущий «Поля чудес» Леонид Якубович. Он и перерезал красную ленточку. И сделал  это не ножницами, а секатором, который взял на время в этом необыкновенном музее.

 «Поле чудес» под запретом

–  Леонид Аркадьевич, хорошо помните первую съемку в «Поле чудес»?

–  Конечно. Это было в конце ноября 1991 года. После первой съемки я сказал, что ухожу. От внутреннего зажима я так орал, что чуть не сошла с ума наш звукорежиссер Таня Дюжикова. Она просто оглохла. Оператор не знал, как меня снимать, потому что я метался по студии, не зная, где что стоит и куда смотреть. Вообще, это было забавно. Мы были мокрые, потные от смущения… Но потом передумал. И рад этому.

–  А сейчас что для вас значит эта передача?

–  «Поле чудес» –  это треть моей жизни. 24 года из моих 70 (первый год программу вел Владислав Листьев. –  Прим. ред.). 

–  Быстро время пролетело?

–  Сразу. Вчера я дал согласие, а сегодня уже 25 лет программе «Поле чудес» и 24 года, как работаю тут. Я никогда в жизни не видел этой программы по телевизору. И дома всем запрещено смотреть ее и говорить о ней. Поэтому мои родные тоже ни разу не видели «Поле чудес».

–  Почему?

–  Во-первых, я себя на экране не люблю, как и многие люди. Мне не нравится собственный голос, тембр, манера поведения. Но это вторично. Первично то, что я боюсь повторения. Жест, взгляд, шутка –  что-то понравится, и я это запомню. А мне этого не хотелось бы. Ведь передача –  сплошная импровизация. Здесь вообще никогда не было сценария! Ровно за семь минут до начала я выхожу познакомиться с игроками и задаю единственный вопрос: «О чем вас нельзя спрашивать?». Чтобы не оказаться в неприятной ситуации. Я понимаю, что существует монтаж, но есть еще 200 зрителей в зале. Не хорошо ставить человека в неудобное положение даже перед ними. А дальше начинается сплошная импровизация. По сути, я даю двухчасовой концерт для тех, кто сидит в студии. Монтаж имеет свои плюсы и минусы. Запись шоу продолжается два, а иногда и три часа. И все это время в студии замечательный хохот, необыкновенная добрая атмосфера в зале, а в эфир выйдет всего 50 минут –  это же выжимка…

Нефтяной король

–  Леонид Аркадьевич, расскажите о подарках, которые вам привозят. Бывает такое, что возвращаете их обратно?

–  Несколько раз было такое, признаюсь. В эфире они мелькают, а потом я их или обратно отдаю. А если даритель наотрез отказываются принимать их, передаю людям, которым они нужнее. Иногда привозят иконы –  их передаю в храмы. Или вот один Герой Советского Союза подарил портсигар, пробитый пулей. Пуля попала в нагрудный карман, наткнулась на портсигар, и он остался жив. Как вы понимаете, такой подарок не может у нас храниться, и после записи программы я вернул его обратно владельцу. Ордена и другие награды тоже возвращаем хозяевам. Конечно, все это можно было бы оставить для музея, но я считаю, что такие вещи должны храниться в семье, передаваться детям.  

–  Был такой подарок, который вы решили забрать домой?

–  Нет. Это исключено. Также я не принимаю подарки за пределами студии. Даже на своих творческих вечерах. Это мой принцип.

–  Какой презент вам запомнился своей оригинальностью?  

–  Бутылочка нефти. Я сразу почувствовал себя Романом Абрамовичем. 

Театр

–  До того как вы пришли в «Поле чудес», вы были ведущим аукционов.

–  Я и сейчас продолжаю иногда этим заниматься. Это лицедейство, если хотите. Фигура высшего пилотажа. Аукцион –  это эмоция, большая забава. Я очень их люблю. Но есть  кое-что, что я люблю еще больше.

–  Что же это?

–  Театр. Я играю в спектакле «Будьте здоровы, месье» с потрясающим актерским составом. И занят в главной роли! У зрителей слезы текут от нашего спектакля!

–  Может быть, вы мечтаете о какой-то роли в кино?

–  Кино –  это бессмысленные мечты. Актерская жизнь –  это цепь случайностей. Надо понравиться режиссеру, потом надо доказывать, что он не ошибся в своем выборе. Я никогда не мечтал о том, что не может исполниться. Это глупости. Зачем? С театром вот у меня начали складываться отношения. Есть еще два спектакля, которые у меня будут. Нашли их с трудом, лет 13 искали, если не больше.

–  Почему так долго?

–  По вполне естественным причинам… Но только не потому, что я так амбициозен. 25 лет  на экране –  это уже почти ампула. И если я полезу в какую-то постановку, то вполне может быть, что зритель будет думать: «Вот этот в парике, в женской юбке, со шпагой –  да он же из «Поля чудес!». Поэтому, когда я согласился играть в спектакле  «Будьте здоровы, месье», поставил коллегам одно условие. Если за первые полминуты зритель не отстранится от того в бабочке на экране, я, ребята, уйду. К счастью, этого не произошло. Все забывают о том, откуда я. Теперь нашелся второй спектакль.

 «У организаторов гастролей прошу телефон ближайшего аэродрома»

–  У вас насыщенная профессиональная жизнь, как все умещаете в рабочий график?

–  Человек должен быть востребован. Самое главное, чтобы ты кому-то был нужен.

–  Как вы любите отдыхать?

–  А вы бы спросили моих близких об этом, они бы вам честно все рассказали… Я провожу на пляже минут десять, максимум полчаса. А потом ищу, чем бы заняться. Это может быть сплав по каким-то рекам, гонки на джипах, бесконечные поиски того, где бы на чем-нибудь полетать. Или просто запираюсь в номере и работаю. Если отдых –  это ничего не делать, то я практически никогда не отдыхал. У меня райдер довольно забавный. Его распечатали и передают уже из рук в руки. Хотя никто не верит, что он настоящий. В райдере я прошу организаторов гастролей только об одном: немедленно узнать и сообщить мне телефон ближайшего аэродрома. Я сам звоню, договариваюсь, летаю. Не надо мне никаких люкс-номеров и автомобилей к трапу. Это все глупости.

Скоро –  новая программа на канале «Звезда»

–  Я знаю, что вы хотите делать свою авторскую передачу. Можете рассказать о ней?

–  Не могу пока рассказать, потому что телеканал «Звезда» предложил мне какое-то совершенно сказочное условие. Они мне сказали, мол, придумывай программу для себя и будешь ее вести… Вот такая ответственность грохнулась на мою голову! Я уже неделю сижу и думаю, чего бы мне такого сделать необычного. Все равно стоит вопрос: «Чем будем удивлять?» Надо доказывать собственную первосортность. Это довольно трудная история.

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

213