Меню
16+

Интернет-портал Gazeta-bam.ru

06.05.2024 11:54 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Журналист «Российской газеты» два дня провел в маленьком бамовском поселке Олекма

Автор: Александр Ярошенко

БАМ в Олекме — единственная ниточка, связывающая с большой землей. / Александр Ярошенко

Славное прошлое БАМа — это люди. Которые совершили невероятное, в тяжелейших условиях, вопреки многим законам физики и математики построили железную дорогу.

Удивительное сегодня БАМа — это тоже люди. Которые живут и работают в условиях вечной мерзлоты, среди снежной бескрайности и океана тайги. И — по-прежнему полны романтики, оказывающей магическое воздействие на окружающий мир!

"Тишина, покой и хорошие деньги"

Тындинский район — бескрайный. На его территории поместятся три Крыма, три Бельгии или три Армении. От бамовской столицы Тынды до крошечного поселка Олекмы поезд идет больше восьми часов, за это время можно добраться по железной дороге из Вологды в Москву.

За вагонным окном чуть тронутый апрелем снег, океан тайги и редкие, как фрагменты счастья, станции.

Поселок на БАМе — это несколько многоэтажек, котельная размером с завод и бесконечность тайги.

Олекма уместилась в одну улицу, на которой десять аккуратных трехэтажных домов, школа, амбулатория, клуб, детский сад, семь магазинов.

Станция притаилась среди пологих сопок, до речки Хани триста метров, по ней проходит граница Амурской области и республики Саха (Якутия).

Хочешь узнать малоэтажную жизнь — иди в магазин. Один из здешних центров мироздания занимает квартиру на первом этаже одной из трехэтажек.

Такого "сельпо" я давно не видел. Товар навален в один бесконечный прилавок, где рыба рядом конфетами, а соль в обнимку с сахаром.

- Как мы тут живем? Да неплохо. Никуда из Олекмы уезжать не собираемся, тут тишина, покой и хорошие деньги платят,- перечисляет плюсы здешней жизни продавец Наталья Муратова.

У Натальи четверо детей: старший работает разнорабочим на ближайшем горнодобывающем руднике, девятнадцатилетний Никита трудится кухонным рабочим в столовой этого предприятия.

- У одного зарплата сто восемьдесят тысяч в месяц, у второго — восемьдесят,- делится арифметикой жизни счастливая мать.

Сейчас Наталья "проходит проверки, чтобы работать на почте".

- Там зарплата смешная, но мне стаж нужен, — резюмирует женщина.

Про вертикаль жизни

Власть в поселке уже тридцать два года в руках у Светланы Николаевны Сиразовой. Она бессменная глава Олекмы.

Невысокого роста, с красивой прической, стильная, женственная.

С правильной, убедительной речью.

Она приехала в Олекму больше сорока лет назад, с мужем военным и двумя маленькими сыновьями.

Глава Олекмы Светлана Сиразова. Фото Александра Ярошенко

Жили в щитовом бараке, топили печь, белье стирали на речке. На дворе их жизни стояла молодость — которая перевешивала все трудности.

- Все были молодые, веселые, дружные, не знали что такое замки на дверях. БАМ той поры — это молодежь со всего Советского Союза. Атмосфера жизни была замечательная, — вспоминает Светлана Николаевна.

В качающемся от развала 1992 году ее уговорили возглавить администрацию поселка. С той поры и до сего дня она стоит у руля местной жизни. Честно выиграла не одни выборы, не единожды прошла через густое сито всевозможных конкурсов и комиссий.

Судьба ее не уберегла от горя. Она похоронила двоих сыновей и любимого мужа. Все трое ушли из жизни трагически. Не сломалась, не сдалась, не покрылась черным маревом депрессии.

- Живу и работаю только потому, что среди людей. Плохо — иди к людям, хорошо — то же самое, — мудро замечает Светлана Николаевна.

Она здесь единственный и многогранный представитель государства. Ближайшая власть за пятьсот километров в Тынде.

Светлана Николаевна может все. Правильно оформить пакет нужных документов, встретить новую жизнь и проводить в последний путь.

Есть жизнь, но никуда не деться и от смерти. А похороны в здешних реалиях — двойное испытание!

Первым делом нужно сколотить ящик для умершего. Затем тело погрузить на платформу грузового поезда и отправить до станции Юктали. Там есть участковая больница и морг. Где покойник ночует, на следующий день очередная платформа грузового поезда везет его до Тынды, где проводят судебно-медицинскую экспертизу. В один день довезти нельзя — не совпадает расписание грузовых поездов. Обратный путь до кладбища такой же.

- Всех надо просить, уговаривать и еще раз просить. Эта работа ни в чьи должностные обязанности не входит, — резюмирует Светлана Николаевна.

Интернет пришел, почта ушла

Месяц назад на станцию прокрался скоростной интернет, провайдер тестирует формат 4G. Сегодня месячный пакет безлимитного интернета с хорошей скоростью здесь стоит 2 900 рублей. Северные цены!

А почта сюда приходит один раз в месяц, зарплаты мизерные, никто работать не хочет.

- Сейчас время интернет-магазинов, без почты беда. Когда мне надо обувь купить, ручкой обвожу ступню на листе бумаги. Потом фото посылаю подруге в Тынду, покупает. Если не подходит — продаю,- делится тонкостями таежного шоппинга Светлана Сиразова.

В местных магазинах есть все самое необходимое, но не более. Большую часть товара везут поездом из Новосибирска, перевоз одного килограмма груза обходится в 37 рублей.

Светлана Николаевна иногда даже "исполняет обязанности" участкового. Своего полицейского в этих краях нет уже несколько лет.

Зарплата низкая, а ответственность большая. Один полицейский полагается на четыре поселка, разбросанные друг от друга на сотни километров.

Про последнего здешнего участкового глава говорит так: "Ромка, хороший парень. Но характер у него мягковат для этой работы. Было дело, я вместе с ним на место преступления ходила".

Справедливости ради: что такое преступность, в Олекме — забыли. Последнее убийство было больше двадцати лет назад. Здесь добрая традиция — сразу сообщать в группе социальных сетей об утерянных кошельках, золотых цепочках и банковских картах.

Поселок на БАМе — это несколько многоэтажек, котельная размером с завод и бесконечность тайги. Фото Александра Ярошенко

Откажешь ты, откажут тебе

БАМ — это доброта и отзывчивость. Иначе не выживешь.

"По пути" привезти лекарства, нужные документы и прочие передачки — среди бамовцев считается делом привычным и обязательным.

"Сегодня окажешь ты, завтра откажут тебе. А по-другому здесь не проживешь и не выживешь", — поясняют жители станции.

Рабочие места Олекме дает стальная нитка БАМа, железная дорога для многих служит гарантом стабильности.

Евгения Пешкова много лет отработала дежурным по станции Олекма. Сегодня рулит культурной жизнью в местном клубе.

- Ребенок родился, и вынуждена была поменять работу. Железная дорога научила стрессоустойчивости, умению быстро принимать точные решения и ничего не бояться. Было дело, я два часа на опоре сидела, пока медведь рядом ходил, — улыбаясь вспоминает Евгения.

Олекме повезло с соседом, так здесь называют Куранакское месторождение титано-магнетитовых руд. Здесь разнорабочему платят 180 000 рублей в месяц!

Рудник выходит на плановые показатели. Это добыча 1 миллиона тонн железнорудного концентрата в год и 300 тонн ильминитового концентрата.

- Продукцию отгружаем в Крым, в Китай. В России всего два месторождения ильменита, — говорит генеральный директор предприятия Алексей Карсканов.

Средняя зарплата на предприятии колеблется от 150 до 200 тысяч рублей в месяц.

Народ сюда слетается на вахты практически со всех просторов бывшего Союза.

Рудник — социально ответственный "товарищ": откликается на просьбы Олекмы по первому зову.

- Субботник помогли нам провести, в поселке порядок навели, — говорит Светлана Сиразова.

Бежали из-под украинских бомбежек

Школа в Олекме двухэтажная, просторная, с хорошим ремонтом. В ней кипит жизнь: здесь центр детского движения и творчества. Ребята в школе пропадают с утра до вечера: уроки плавно перетекают в кружки и спортивные секции.

Директор школы Сергей Юрьевич Супличенко приехал сюда из Донбасса вместе с женой и взрослым сыном в 2016 году. Бросили свою сложившуюся жизнь и уехали на край России.

- Окончательно понял, что с Киевом нам не по пути, когда украинский самолет бросил бомбы на мирных людей в городском парке Луганска. Там было кровавое месиво, словами не передать, — Сергей Юрьевич замолкает и смахивает с глаз слезы.

- У нас был черный юмор: говорили, "хочешь, чтобы не попало, иди на блокпост". Украинские военные чаще всего стреляли по больницам, школам и жилым домам. Это по-настоящему страшно,- тяжело вздыхает Виктория Александровна Супличенко, учитель физики.

Супруги Супличенко приехали в Олекму с Донбасса. Фото Александра Ярошенко

В 2015 году Супличенко уехали в Казань, туда их позвала одна из учениц. Казань — прекрасна, но квартира там учителям из Донбасса "не светила". Программа "Переселение соотечественников" действовала на Дальнем Востоке. Написали резюме, вскоре им позвонили из Олекмы. Сказали есть работа в школе и благоустроенная квартира. В августе 2016 года они сошли с поезда на бамовскую землю.

Давно получили российское гражданство, говорят, что Олекма — их счастливый лотерейный билет, который они вытянули у судьбы.

- Люди здесь замечательные. А дети — очень благодарные ученики. Мы здесь уже свои, а станция стала нашей, — говорят супруги Супличенко.

Из плеяды романтиков-первостроителей в Олекме живут сегодня два человека. Один из них — Александр Васильевич Заварухин — приехал строить магистраль сразу после службы в армии, в 1976 году. Строил мосты, дорогу станции и поселки.

Улыбчивый, бородатый, колоритный.

Первостроитель БАМа Александр Заварухин. Фото Александра Ярошенко

- Когда БАМ строили, тут была замечательная атмосфера. Дружно, весело и интересно. Дин Рид и Анне Вески пели нам песни прямо на просеке. Словами не передать, как было хорошо, — вспоминает Александр Васильевич годы возведения Байкало-Амурской магистрали.

Он давно на пенсии, говорит, что лучше Олекмы ничего не знает.

- Воздух тут целебный. Ни гриппа, ни ковида, ничем не болеем здесь. А какая рыбалка — во! — бамовец разводит руки шире плеч, показывая размеры здешней рыбы.

Он художник от Бога — талантливо расписал классы в школе, четыре времени года оставил на стенах зала ожидания местного вокзала. Все стены квартиры увешаны его картинами.

- Ничего не продаю. Только раздариваю. Как за это можно деньги брать? Это же не труд, а удовольствие, — замечает он.

Руфина Степановна Хода сорок лет работает акушеркой в местной больнице. Олекминцы подсчитали: она приняла больше ста родов.

- Самое лучшее, что слышала на свете, это первый крик ребенка,- говорит Руфина Степановна.

Акушерка Руфина Хода приняла более ста родов в Олекме. Фото Александра Ярошенко 

О своей жизни она говорит: "счастливая". И добавляет, что если бы можно было ее отмотать назад как кинопленку, она бы снова села в поезд и приехала в Олекму.

Спрашиваю, что ждут здесь от предстоящего юбилея БАМа? Жители Олекмы отвечали без раздумий:

- Мира!

Еще здесь мечтают об автомобильной дороге хотя бы до ближайших Юкталей. БАМ здесь — единственная ниточка, связывающая с большой землей. В юбилейные дни ждут праздничный концерт, многие живут в ожидании отпуска, чтобы сесть на поезд и поехать к теплому морю или в большой город.

Но потом — снова вернуться в Олекму. Где все родное, чистый воздух, просторы, отзывчивые люди и никакого ковида.

Справка "РГ"

Жизнь в Олекму пришла в январе 1979 года, когда сюда высадился десант первостроителей. Возведением станции и поселка руководил Владимир Новик, он первым из строителей БАМа был удостоен звания Героя Социалистического Труда. В 1980 году здесь был образован сельский Совет.

Первый поезд Олекма встретила в ноябре 1983 года. Сегодня отсюда можно уехать в Москву, Кисловодск, Красноярск, Новосибирск, Тынду, Владивосток, Благовещенск. В поселке проживает порядка 400 человек, в местной школе — 53 ученика.

Новости партнеров

Новости партнеров

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.