Меню
16+

Интернет-портал Gazeta-bam.ru

22.05.2024 09:21 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

От Байкала до Амура. Строители БАМа вспоминают лучшие годы жизни

Автор: Елена Мирошниченко

Фото: Личный архив семьи Голоскуб

«Бамовцы – это особая общность людей, не зависящая от возраста и национальности. Мы считаем своё участие в стройке века настоящим подарком судьбы», – говорят супруги Голоскуб.

На столе у семьи Голоскуб в Тростенце Новооскольского городского округа стоит чай с непривычным ароматом. Оказывается, так пахнет заваренный рододендрон. «Идёшь по лесу, когда он цветёт, а там конфетный запах», – улыбается глава дома Борис Голоскуб.

12 лет как семья строителей БАМа поселилась в белгородском селе, а запасы северного растения, мало известного в наших краях, не иссякают. Вот и сейчас мы пьём чай, а хозяева прослеживают путь старшей дочери, которая с семьёй едет к ним в гости из Улькана, где Голоскуб прожили около 30 лет. Значит, опять пополнятся запасы любимого хозяевами рододендрона.

Фото: Павел Колядин

Фото: Личный архив семьи Голоскуб

Упала в ноги

На строительство БАМа они приехали через пять лет после начала Всесоюзной ударной комсомольской стройки. Решение объясняют просто:

«Там был энтузиазм, задор, молодость, бурлящая через край энергия. А мы что, крайние?»

Борис Михайлович – уроженец Луганской области. Отслужил в армии, возил пассажиров на автобусе, а затем решил посмотреть, что это за Сибирь такая. Отправился к дяде в Иркутскую область, устроился водителем.

«Ехал на три месяца, а получилось более 30 лет», – рассказывает он.

В Иркутской области состоялась судьбоносная встреча, а виноват во всём лук. Вернее, его отсутствие. Дефицитный овощ завезли в магазин в одно из сёл, где продавцом работала мама будущей супруги Бориса Михайловича. От населённого пункта, где жил любитель лука – его дядя, до того магазина более 20 километров, но разве в Сибири это расстояние, тем более с таким умелым шофёром?

«Я иду по дороге, поскальзываюсь и падаю в ноги незнакомому мужчине. Ох как неудобно было!» – вспоминает Татьяна Голоскуб.

Борис Михайлович как мог старался утешить засмущавшуюся девушку и, видно, в этом преуспел, раз через четыре месяца они сыграли свадьбу. Родилась дочь – живи и радуйся налаженному быту. Но в их судьбе появился БАМ. Ведь тогда не было звания почётнее, чем «бамовец»: им посвящали песни, о них слагали стихи и писали бойкие передовицы в газетах.

Фото: Павел Колядин

Дверь на гвоздь

Разведывать обстановку в Улькан отправился глава семьи, устроился там на стройку. Жена с маленькой дочерью пережидали это время у его родственников на Украине.

«Через несколько месяцев получил квартиру, строителям жильё давали быстро, – вспоминает Борис Михайлович. – Можно было звать родных».

Он строил детский сад, спортзал, жилые дома. С трудом верилось, что ещё пять лет назад людей в этом таёжном уголке Иркутской области было очень мало. В летнее время жители передвигались от селения к селению на лодках, а зимой – по зимнику.

Бамовские посёлки строили все 15 советских республик. Колорита в Улькан добавили азербайджанцы: на привокзальной площади они разместили скульптуру героя национального эпоса Фархада. А вообще в школе Улькана в то время при населении восемь тысяч человек учились дети 38 национальностей и народностей.

«Все жили дружно, на национальности внимания не обращали, – рассказывает Татьяна Салимжановна. – Ни драк, ни ссор не было, если случались несчастья, помогали всем миром. Часто люди приезжали с одним чемоданом – их и переночевать устроят, и накормят-напоят. Понятия не было дом на ключ закрывать. Если дверь на гвоздике, значит, хозяев дома нет».

Постепенно семья Голоскуб обустраивалась на новом месте – во многом благодаря умелым рукам Бориса Михайловича, говорит супруга:

«Мебель вся была бамовская, им сделанная. Даже печки согласился людям делать, хотя прежде этим не занимался».

У дома появилась теплица, а в ней – огурцы-помидоры и прочая зелень, которую активно закрывали в банки. За короткое лето набирали грибов и ягод. Вот и запас витаминов, чтобы пережить сильные морозы с ноября по апрель. А как работалось строителям при – 50 °C?

«Одежду тёплую носили, а ещё чаи гоняли. Рядом со стройкой домик с самодельной печью, там всё время кипел чайник», – говорит Борис Михайлович.

За ударную работу в 1986 году он награждён медалью «За строительство Байкало-Амурской магистрали».

Десять драповых пальто

Со временем передний край бурятского участка всесоюзной стройки переместился в посёлок Таксимо. Здесь остро требовались строители, их на вертолётах доставляли из Улькана. Встал вопрос о переезде, и опять на новое место отправился сначала Борис Михайлович, а спустя пару месяцев он перевёз семью.

«Можно было ждать очереди на получение квартиры, но я и три моих товарища решили строить утеплённый щитовой дом сами. Нам выделили участок, и каждый день после работы мы приходили на стройку, порой в три ночи заканчивали. А утром опять на работу», – говорит Борис Голоскуб.

Он показывает фотоснимок, на котором четыре девушки в окружении четырёх парней сидят за накрытым столом. Так строители и их жёны встречали Новый год в новых квартирах только что построенного дома. Позади – тяжёлый переезд:

«Ехали в Таксимо 800 километ-ров, а ведь дорога какая была! На самом большом перевале пришлось идти пешком».

В целости и сохранности рачительная хозяйка привезла банки с огурчиками и помидорками, вареньем и грибами. На новом месте Татьяна Голоскуб устроилась в ателье швеёй. Бамовские женщины любили красиво одеваться:

«У меня была норма – сшить 10 драповых пальто за месяц, очередь стояла огромная».

Ещё швеям приходилось перешивать джинсы. На остродефицитный тогда товар давали талоны, но не всегда приходили нужные размеры. Поменял работу и Борис Михайлович. Он развозил людей, а потом стал работать водителем на «Магирусе» – немецком самосвале, приспособленном к суровым реалиям Сибири. На надёжной мощной машине он перевозил грунт с карьера до места строительства железной дороги.

Приглянулся тростенец

Руководили строительством БАМа толковые люди, умеющие там, где нужно, концентрировать силы и технику. Несмотря на сложности, дорога строилась, улучшались бытовые условия людей. Но наступили перестроечные времена с задержкой зарплаты, которая коснулась и строителей БАМа.

«Я порой до четырёх часов утра выполняла частные заказы, особенно много было желающих перелицевать меховые куртки. Как же от таких тяжёлых вещей болели руки!» – признаётся Татьяна Салимжановна.

Ателье, в которое после бессонных ночей она спешила по утрам, скоро закрылось. И тут пригодился её педагогический талант: Татьяна Салимжановна 12 лет преподавала в школе технологию. Двери её кабинета надолго не закрывались, девчонки и даже не учившиеся у неё мальчишки спешили к ней, чтобы поделиться переживаниями переходного возраста. Борис Михайлович по‑прежнему работал водителем, но часто выезжал в другие регионы, ведь работы на БАМе с каждым годом становилось всё меньше.

А потом семья решила перебраться в Белгородскую область.

«Мы сняли гостиничный номер в Новом Осколе и ездили по сёлам. Много чего видели, но приглянулся Тростенец», – объясняет Борис Михайлович.

За минувшие 12 лет не было ни дня, чтобы они не вспоминали о БАМе. И не только потому, что там по‑прежнему живёт старшая дочь. На своё 70-летие Борис Голоскуб ездил повидать родные места.

Семья поддерживает связь с другими бамовцами, живущими в нашей области. На встречах, которые могут длиться часами, они вспоминают, как вместе с железной дорогой строилась и их судьба.

«Бамовцы – это особая общность людей, не зависящая от возраста и национальности. Мы считаем своё участие в стройке века настоящим подарком судьбы», – говорят супруги Голоскуб.

Новости партнеров

Новости партнеров

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.