Меню
16+

Интернет-портал Gazeta-bam.ru

21.05.2024 17:53 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Бамовское братство живо и поныне: Василий Чугай вспоминает свой вклад в героическую стройку

Автор: Александр Ярошенко

Фото Александра Ярошенко

Василий Чугай зажегся далекой стройкой, пришел в райком комсомола и выпалил: "Хочу строить БАМ". Так в его трудовой книжке и появилась историческая запись.

Как жила в "магистральную эпоху" молодежь, возводившая железную дорогу посреди густой тайги? Почему ее не пугали невыносимые, казалось бы, условия работы? Чем манило "домашних" парней и девушек 70-х годов покорение вечной мерзлоты? Сегодня, спустя 50 лет, о героической бамовской стройке вспоминают ее непосредственные участники.

Вася-пастушок

"Бамовская" запись в его трудовой книжке занимает ровно половину страницы: "Уволен в связи с выездом на строительство Байкало-Амурской магистрали, в составе Всесоюзного комсомольско-молодежного отряда имени ХVIII съезда ВЛКСМ…"

Василий Владимирович Чугай этой записью гордится.

Тогда, в середине семидесятых годов прошлого века, такая запись была сродни государственной награде и ее удостаивались далеко не все.

Вася с самого раннего детства рос трудягой. В их деревенской семье семь братьев, он второй по счету. Мальчишка не знал, что такое отдых на летних каникулах. Летом он пас коров.

- Отец пастухом был, и я с ним. Мы все в труде росли, по-другому просто быть не могло, — вспоминает Василий Владимирович.

Его родина — село в Полесье, административно оно относилось к Украине, а до границы с Беларусью было всего полтора километра. Да кто же тогда знал эти границы!

Фото из личного архива Василия Чугая

- Мы за грибами в Беларусь бегали, это было за огородом, рядом. Разговаривали на славянском суржике, смеси русского, украинского и белорусского языков, — вспоминает Василий Чугай.

После седьмого класса мальчик поступил в Киевскую физико-математическую школу, но оробел перед большим и шумным городом, вернулся домой.

Выучился на механика в техникуме, два года отслужил в армии. К тому времени в народе стали произносить новое, пропитанное романтикой слово: "БАМ". Строчки Роберта Рождественского

"Слышишь, время гудит — БАМ,

На просторах крутых — БАМ,

И большая тайга покоряется нам"

Наизусть знали миллионы миллионов.

Комсомольцы-добровольцы

Вася зажегся далекой стройкой, пришел в райком комсомола и выпалил: "Хочу строить БАМ". Так в его трудовой книжке и появилась историческая запись.

Из Минска они ехали поездом до станции Беркакит, вечерами пели песни под гитару, обнимали за талию девчонок, а днем во все глаза смотрели на мелькавшую за вагонным стеклом большую страну.

- Вышли из вагона в мае 1978 года, а в Беркаките еще снег лежал, — улыбается Василий Владимирович.

Первое трудовое задание запомнил на всю жизнь — ломиком долбили вечную мерзлоту, в землю нужно было уложить трубы.

Комсомольцы-добровольцы жили в деревянном бараке, который именовали общежитием. Но им, молодым и энергичным энтузиастам, все трудности были нипочем.

Фото из личного архива Василия Чугая

Фото из личного архива Василия Чугая

"Было весело и дружно" — так характеризует Василий Чугай эпоху строительства БАМа.

В их строительно-монтажном поезде были туркмены, казахи, киргизы, русские, белорусы, украинцы. Все жили одной семьей. Веселой и дружной. Не знали замков на дверях, воровства и злости. С пятницы до понедельника отменяли "сухой закон", и тайга гудела от песен, танцев и веселья.

- Какие драки? Конфликтов не помню! В свободную минуту сочиняли песни, стихи, рыбачили. Пятьдесят граммов выпьем — на литр придуряемся, — улыбается Василий Владимирович.

Первым делом была работа. Тяжелая и изматывающая. В непроходимой тайге, в плену вечной мерзлоты они строили "путь железный". Морозы под шестьдесят градусов были их будничными условиями труда.

Час работы — и спина покрывалась густым слоем инея. Кружка горячего чая в палатке, и снова на мороз.

Немецкие многотонные "Магирусы" глохли от холода, солярка превращалась в кисель, а люди дюжили! Выполняли и перевыполняли планы и повышенные социалистические обязательства.

Летом изматывал гнус. Густые тучи мошкары облепляли потных людей и не давали дышать.

Слабым спасением были густые дымокуры.

- Я кем только не работал! Мы изготавливали железобетонные трубы, рубили просеки, строили мосты, — говорит Василий Владимирович.

Фото из личного архива Василия Чугая

Зарплаты на великой стройке были хорошие — в месяц выходило по 600-700 полновесных советских рублей. Тогда зарплата врача, учителя и инженера в 140 рублей считалась по-настоящему достойной.

В их бригаде работали двое немцев из Германской Демократической Республики.

- Был специальный интернациональный отряд, половина которого были студенты Читинского пединститута, половина — немцы. Одного из них звали Ульф, замечательные были парни, спали с нами в одной палатке. Работали наравне со всеми, они тоже были романтиками — говорит Василий Владимирович.

Леприндо, Беркакит, Тында

В 1980 году он поехал к другу в гости в амурский поселок Прогресс, там познакомился с сестрой друга. Вспыхнули чувства, и через несколько месяцев они сыграли свадьбу. В кафе поселка Беркакит, посреди океана тайги. Сохранилась черно-белая фотография их с Татьяной фрагмента счастья. Длинноволосый по последней моде жених, тоненькая невеста в белом платье и с букетом гладиолусов. Найти в зимней тайге букет цветов для жениха было еще то испытание!

Их жизнь начиналась на забайкальской станции Леприндо. Кто слышал про такую? Леприндо — это был крошечный островок жизни.

Вагончики, пара деревянных бараков, тайга и стальная бритва БАМа. Там прожили десять счастливых лет.

На всю жизнь бамовец Чугай запомнил день "золотой стыковки" магистрали. 29 сентября 1984 года на станции Куанда сошлись два идущих навстречу друг другу путеукладчика.

- Плакали от счастья! Правда, не могли сдержать. А потом пили пиво и радовались как дети, — честно вспоминает Василий Чугай.

В 1990 году семья Чугай перебралась в Тынду. Началось время, которое потом назвали "лихим", годами не платили заработную плату. Жизнь сменилась выживанием.

У него до сих пор хранятся неисполненные решения суда о выплате заработной платы: предприятие, на котором он работал, ликвидировали, и деньги за несколько лет работы испарились.

Они с друзьями сами построили для себя четырехквартирный дом в Тынде, там прожили долгие года. Несколько лет назад ту "времянку" признали аварийной, и семья Чугай переехала в трехкомнатную благоустроенную квартиру. Но счастье было недолгим, и новый дом стал проседать на два угла. Строительный брак. Его тоже признали аварийным, теперь ждут нового переселения.

- Негодные дома, конечно, неприятность. Но не более. У нас двое замечательных детей. Дочка кандидат философских наук, внучки прекрасные. У нас с женой счастливая и честная жизнь. То, что мы стоили БАМ, — это тоже счастье. Столько интересного было, словами не передать, — говорит Василий Чугай.

Фото из личного архива Василия Чугая

БАМовское братство живо и поныне. Ребятам и девчатам, построившим более четырех тысяч километров стальной магистрали, сегодня уже за семьдесят. Но они остались друг для друга Толиками, Маринками и Серегами.

Василий Чугай больше всего ждет предстоящий юбилей БАМа, чтобы встретиться с друзьями, с которыми жил в палатках и в лютый холод рубил просеки.

- Двое из нашей бригады должны в июле в Тынду приехать из Подмосковья, очень хочется увидеться, — замечает мой собеседник.

Для всех строителей БАМа юбилейные торжества — это в первую очередь возможность встречи друзей, которые съедутся в Тынду со всей страны. Возможность обняться, выпить чарку, вспомнить молодость. Которая была созидательной, наполненной высоким смыслом, трудом, силой и романтикой.

Справка "РГ"

Василий Чугай родился в ноябре 1956 года, в 22 года приехал строить БАМ. Награжден медалью "За строительство Байкало-Амурской магистрали" и орденом "Знак Почета".

Живет в городе Тында, который считается столицей БАМа.

Протяженность БАМа — 4324 километра, на дороге 2230 мостов, магистраль считается одной из крупнейших железных дорог мира. Большая ее часть проложена по вечной мерзлоте, параллельно Транссибу.

БАМ проходит через семь горных хребтов и пересекает одиннадцать полноводных рек.

Новости партнеров

Новости партнеров

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.