Меню
16+

Интернет-портал Gazeta-bam.ru

12.05.2020 20:05 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Что произойдет с российской экономикой в 2020 году

Розничная торговля восстановится не раньше 2021 года.

Затормозили на спуске

Производство автомобилей в России по итогам 2020 года снизится на 20% от показателей 2019 года, а продажи — более чем на треть, прогнозируют эксперты.

При неблагоприятном сценарии продажи легковых автомобилей отечественных брендов могут упасть по итогам года на 30%, с 371 тысячи штук (2019 год) до 260 тысяч (2020 год), считают аналитики аудиторской компании PricewaterhouseCoopers (PwC). В тех же пределах до 687 тысяч штук в год снизятся продажи иномарок российской сборки. Если же ситуация будет развиваться по более или менее благоприятному сценарию, когда ограничительные меры не продлятся дольше начала лета, будут введены дополнительные меры поддержки автомобильной отрасли, рынок все равно ждет снижение на 3,5%, отметили в PwC.

При этом более вероятным эксперты считают негативный сценарий. «Для российского автомобильного рынка текущий год по глубине падения может оказаться сопоставимым с 2015 и 2009 годами, когда продажи новых легковых автомобилей в стране упали на 36% и 49% соответственно», — пояснил «РГ» эксперт Института комплексных стратегических исследований Дмитрий Плеханов. Поддержать производство и продажи грузового транспорта способен госзаказ, заметил в беседе с «РГ» директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при правительстве РФ Алексей Зубец.

Сейчас некоторые предприятия уже вновь запускают производство, но наверстать упущенное до конца года отрасли уже вряд ли удастся. Как и в прошлые кризисы, востребованными становятся меры государственной поддержки. В частности, после окончания эпидемии эффективной мерой может стать возобновление программы утилизации автомобилей.

Для преодоления кризиса потребуется до 8 триллионов рублей

Еще никогда в современной истории по решению правительств не останавливались целые сектора экономики, не сжимался так сильно, по сути, до нескольких позиций (продовольствие, медикаменты и т.д.), потребительский спрос.

В таком чрезвычайном режиме экономика не может жить сколь-нибудь долгое время. Рано или поздно возникнет такой момент, когда социальный ущерб от локдауна перекроет чисто медицинские последствия. В данном случае не позавидуешь власти, которая вынуждена на невидимых весах взвешивать цену человеческой жизни и общее благосостояние общества, говорит член-корреспондент РАН, замдиректора Института народнохозяйственного прогнозирования Александр Широв.

Большинство прогнозов сходятся в том, что по итогам 2020 года российская экономика потеряет не менее 5% ВВП. Единственный официальный прогноз — Банка России (Минэкономразвития перенесло публикацию своего прогноза на конец мая) — исходит из того, что при отмене или смягчении большинства карантинных мер до июля ВВП снизится на 4-6% (меньше, чем в кризис 2009 года, но больше, чем в кризис 2015 года).

Если исходить из того, что жесткие карантинные мероприятия продлятся два месяца, то спад ВВП во II квартале по отношению к аналогичному периоду прошлого года составит не менее 15%, говорит Широв. С учетом того, что объем ВВП в этом году составит около 100 трлн руб., потери экономики только во II квартале составят 4 трлн руб. Но этим потери не ограничатся. Во-первых, снятие карантина будет постепенным и в некоторых секторах (туризм, международные авиаперевозки) займет месяцы. Во-вторых, ликвидация последствий столь радикального падения спроса потребует господдержки, эффективность которой тоже будет не мгновенной. Наибольшую тревогу вызывает ситуация с реальными доходами населения, где спад может составить 5-7%, что может стать худшим результатом за последние два десятилетия. С учетом того, что с уровнем жизни были большие проблемы и до «коронакризиса», нужны чрезвычайные решения в области поддержания уровня доходов и потребления населения, считает Широв.

Многое будет зависеть от тактики снятия карантина. Здесь необходим баланс между открытием секторов экономики и нагрузкой на систему здравоохранения. Чем больше людей выходит на работу, тем чаще они контактируют друг с другом и тем выше риск заражения. Поэтому должен быть выбран такой сценарий, который позволяет после прохождения пика заболеваемости обеспечить как минимум стабилизацию числа вновь заболевших. Предварительные расчеты показывают, что открытие непродовольственных магазинов и крупных промышленных предприятий в первой волне снятия карантинных мер позволяет обеспечить такой баланс, говорит Широв.

Фактически экономическую активность придется запускать заново. Для достижения эффекта государству придется израсходовать не менее 6-8% от ВВП, то есть до 8 трлн руб., считает Широв (текущий объем антикризисных мер — 2,8% ВВП). Он уверен, что эти деньги в экономике есть. Наряду с поддержкой пострадавших отраслей экономики часть ресурсов могла бы быть направлена на структурную перестройку и модернизацию экономики, особенно в те сектора, где ожидается высокий спрос, как внутренний, так и внешний. Таким образом, если экономическая ситуация в 2020 году становится все более и более ясной, то перспективы 2021 года — насколько быстрым будет восстановление экономики после кризиса — зависят от политики правительства. Пока консенсус-прогнозом является то, что восстановление не будет носить V-образный характер и на преодоление кризиса потребуется около двух лет.

Банки устоят, ставки — нет

Положение ряда банков в этом году может пошатнуть фактический провал розничного кредитования. Еще одна особенность ближайших месяцев в том, что вместе с циклом снижения ключевой ставки в этот раз не последует автоматического снижения банками процентов по всем видами кредитов и по вкладам.

Банк России ожидает, что динамика розничного кредитования в 2020 году станет нулевой либо отрицательной, заявляла глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина. По ее оценке, снижение объемов потребкредитования в 2020 году составит «2% или чуть больше», а выдача автомобильных кредитов может упасть и на все 10%.

Такой провал в кредитовании населения означает увеличение доли проблемных кредитов в розничном портфеле, считают аналитики рейтингового агентства НКР. По их мнению, «нулевой» рост потребкредитования означает, что банковский сектор утрачивает единственный высокомаржинальный источник операционного дохода, а это может вызвать резкое падение маржи в целом по системе. Как итог — убытки, которые могут привести к дополнительным мерам поддержки — от регуляторных послаблений до докапитализации отдельных банков, допускают в НКР.

По словам Набиуллиной, банки вошли в кризис с хорошим запасом прочности по капиталу, но их ресурсы не безграничны. Тем не менее банки не относятся к первому кругу пострадавших из-за ситуации в экономике и деньги у них есть, подчеркивала глава ЦБ.

Банк России уже снизил ключевую ставку до 5,5% и почти наверняка продолжит процесс летом. Но ожидать заметного снижения ставок по вкладам вряд ли придется — банкам нужно будет удерживать клиентов, особенно после введения налогообложения с процентов по крупным вкладам. Коррекция ставок по кредитам точно затронет ипотеку как самый надежный сегмент, но ставки по розничным кредитам и кредитам для предприятий, кроме спецпрограмм, снизятся в меньшей степени из-за возросших рисков.

Баррель болеет от избытка

Снижение товарных запасов нефти в мире начнется только в третьем квартале 2020 года, такое мнение высказал заместитель министра энергетики Павел Сорокин в онлайн-интервью фонду «Росконгресс». Только после этого можно будет ожидать постепенного восстановления котировок барреля без их повышенной волатильности и постоянной угрозы резкого падения.

Главный фактор, влияющий сейчас на рынок, — это заполненность нефтехранилищ. В США оно оценивается в 60-80%, в Европе в 60-70%. Пока запасы «черного золота» в резервуарах только растут, пусть и не теми темпами, что в марте и апреле этого года.

У сделки ОПЕК+ нет задачи, полностью убрать лишнюю нефть с рынка, ее цель оттянуть время заполнения хранилищ, чтобы не допустить окончательного обвала цен. Даже при условии 100% выполнения условий сокращения, оно не сможет убрать весь излишек нефти с рынка, который оценивался в апреле в 30 млн баррелей в сутки, а сейчас в 25-26 млн баррелей в сутки. По самым смелым прикидкам, добыча снизится на 15-16 млн баррелей в сутки, с учетом падения производства в США на 3-4 млн баррелей в сутки. Это позволит выиграть время, которое потребуется для постепенного снятия карантинных ограничений и, как следствие, приведет к восстановлению спроса на нефть и нефтепродукты.

По мнению аналитика «Финам» Алексея Калачева, к концу 2020 года цены на нефть установятся в диапазоне 30-40 долларов за баррель. Но для этого необходимо, чтобы участники сделки ОПЕК+ и их новые партнеры строго выполняли ее условия, что вызывает большие сомнения, сказал эксперт.

Больше гречки

В начале мая на юге страны прошли долгожданные дожди. Они смогли отчасти невелировать последствия предыдущей засухи и заморозков.

«Мы успели впрыгнуть в последний вагон поезда. Еще неделя или две без дождя грозили серьезными потерями урожая», — комментирует директор «Совэкона» Андрей Сизов. Впрочем, ранее посевам на юге уже был нанесен ущерб от засухи и заморозков. Они успели «прихватить» рапс, ячмень и пшеницу. И на юге уже не стоит ждать грандиозного урожая, считает эксперт. Но в центре и Поволжье (они в совокупности дают пшеницы столько же, сколько юг) ситуация лучше средней. Но апрельский прогноз «Совэкона» по урожаю в 129,8 млн т (из них 84,4 млн т пшеницы, то есть плюс 10 млн т к предыдущему сезону) будет понижен, говорит Сизов. Ранее Институт конъюнктуры аграрного рынка также снизил свою оценку с 126,7 млн т до 124 млн т зерна. Однако это все равно больше, чем в прошлом году, когда мы собрали 121,2 млн т зерновых.

В минсельхозе пока не пересматривали свой первоначальный прогноз в 125,3 млн т зерна, обещая провести окончательную оценку после завершения посевной. По данным ведомства, по состоянию на 8 мая яровой сев проведен на площади 20,6 млн га или 39,6% к прогнозной площади (в 2019 году — 18,9 млн га). Яровые зерновые культуры посеяны на площади 11,9 млн га (41% к прогнозной площади), сахарная свекла — на 849,7 тыс. га (89,9%), подсолнечник — на 4 млн га (49,2%), овощи — на 85,1 тыс. га (45,8%).

В целом посевная площадь вырастет до 80,3 млн га (с 79,5 млн га в прошлом году). Памятуя о мартовском ажиотаже на крупы, министерство сообщает об увеличении площадей под гречиху, рис, кукурузу на зерно, овес. Также в этом сезоне посеем больше картофеля и овощей.

Розничная торговля восстановится не раньше 2021 года

Объем продаж розничной интернет-торговли по итогам года может вырасти втрое — с 1,5 трлн до 4,5-5 трлн рублей. На долю онлайн-сегмента придется около 10% от общего объема розницы, считает председатель комитета по развитию электронной коммерции Торгово-промышленной палаты РФ Алексей Федоров.

Если до введения режима самоизоляции значительную часть своих доходов россияне тратили на развлечения и путешествия, то теперь переключаются на покупки в Сети. «Несмотря на снижение доходов, рисков для интернет-торговли нет: покупать будут, но отношение к тратам будет более рациональным», — отмечает Федоров.

По мнению экономиста, преподавателя РАНХиГС при президенте РФ Владислава Гинько, потребители будут тратить деньги только на самое необходимое. По его прогнозам, на возобновление покупательной активности после прохождения пика пандемии потребуется примерно один год — к этому моменту начнутся восстанавливаться занятость, реальные доходы и «экономический оптимизм».

Не все сети смогут дожить до этого момента. «По нашим оценкам, 25-30% сетей не смогут пережить сложное время: либо закроют большую часть магазинов, либо уйдут в иные формы торговли. Не ожидаем, что появится большое количество новых брендов, которые смогут поглотить эти вакансии», — говорит директор департамента торговой недвижимости международной консалтинговой компании Knight Frank Евгения Хакбердиева. Даже если спрос стабилизируется к концу года, выйти на докризисные показатели раньше середины 2021 года не получится, считает Хакбердиева.

На мобилизацию ресурсов торговым центрам потребуется 3-4 месяца, полагает коммерческий директор девелоперской компании Glincom Иван Татаринов. В первую очередь, с рынка могут уйти некоторые операторы гостинично-ресторанного бизнеса и индустрии развлечений. При этом массового закрытия сетевых магазинов и ресторанов при умеренно-позитивном сценарии, который включает снятие ограничений в июне и стабилизацию курса доллара на уровне 71-73 рублей, не будет. Если владельцы торговых центров перегнут палку и не смогут договориться с арендаторами, есть риск столкнуться с высокой вакантностью после завершения пандемии. «В 2020 году средняя вакантность московских торговых центров может вырасти до 12-14%», — прогнозирует Иван Татаринов. Не исключено, что из-за высокой долговой нагрузки некоторые сети могут полностью или частично сменить владельцев.

Без лишней роскоши

Снижение продаж на рынке люксовых товаров в России может составить 20-25%, считает директор департамента коммерческой недвижимости агентства Point Estate Роман Амелин. По сравнению с мировым рынком, где спад по итогам 2020 года прогнозируется на уровне 30-40% — до 240-245 млрд долларов, ситуация в России будет не самой критичной.

Сильнее всего кризис ударит по массовому сегменту для потребителей среднего класса, так как он перестанет быть доступным для своей ключевой аудитории, рассказал управляющий партнер международной консалтинговой компании Knight Frank Алексей Новиков.

На падении спроса на люксовые товары скажется отмена крупных аукционов из-за карантина. В основном это коснется предметов искусства, а также редких сортов вина и виски. В I квартале вспышка пандемии привела к отмене аукционов, и объем продаж резко снизился, впервые за 10 лет.

Восстановление рынка люксовых товаров может занять вдвое больше времени, чем на Западе, и растянуться на год, считает Роман Амелин. Однако возможен и прямо противоположный сценарий: после снятия карантина люкс может начать быстро отыгрывать потери за счет покупателей, желающих наверстать упущенное.

Стройка на карантине

На рынок недвижимости в 2020 году повлияют снижение спроса, рост себестоимости строительства и меры господдержки.

«Себестоимость строительства продолжит возрастать из-за девальвации рубля и перехода отрасли на новую модель финансирования. Поэтому высока вероятность, что цены на жилье сохранятся или вырастут, — полагает управляющий партнер компании «Метриум» Мария Литинецкая. — Предложение при этом будет уменьшаться из-за ухода из отрасли слабых застройщиков, а также приостановки разработки новых проектов».

Меры господдержки — программа субсидирования ипотеки — заработают в полную мощность только после выхода из режима самоизоляции.

Нацпроект «Жилье и городская среда» предписывает выйти на строительство 120 млн кв. м в год к 2024 году. Возможно незначительное снижения целевых показателей, говорит член Общественного совета при минстрое Рифат Гарипов. В мае, по его словам, должна быть представлена программа по реализации нацпроекта, которая будет учитывать и программу развития индивидуального жилья (около 40 млн кв. м в год).

Сейчас застройщикам не хватает стройматериалов и рабочей силы. Если к лету ограничения будут смягчены, то большинство восстановят темпы строительства, подчеркивает Гарипов.

Выход из режима самоизоляции будет сопровождаться ростом активности покупателей, говорит коммерческий директор группы «Родина» Ксения Юрьева. На рынок вернутся клиенты, которые не успели завершить сделки до апреля. Но после кратковременного всплеска поток сделок за счет отложенного спроса иссякнет, и только к концу года начнет медленное восстановление, когда стабилизируются цены на нефть и возымеют действие антикризисные меры властей, считает Юрьева.

«Глубина падения рынка будет зависеть от длительности карантина и масштаба экономических последствий. Напомню, по сравнению с 2007 годом в 2008 году было заключено почти на 70% меньше сделок на первичном рынке Москвы, а в 2009 году — на 80% меньше, чем в тот же докризисный период», — отмечает гендиректор УК «Развитие» Игорь Козельцев.

К середине года экономика начнет восстанавливаться, даже если пандемия еще не закончится, считает Александр Моор, руководитель Всероссийского центра национальной строительной политики. Бизнес адаптируется под новую реальность, избавится от неликвидных активов, поэтапно реструктуризирует свои активы и расходы, заработают меры государственной поддержки.

Новости партнеров

Новости партнеров

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

44