Меню
16+

Интернет-портал Gazeta-bam.ru

06.08.2019 04:41 Вторник
Категории (2):
Теги (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Проводники поезда Москва — Владивосток — о нюансах путешествия через страну

Автор: Новости Мария Семенова

Легендарный железнодорожный маршрут Москва — Владивосток проходит через всю Россию, пересекает шесть часовых поясов и условную границу Европы и Азии.

Легендарный железнодорожный маршрут Москва — Владивосток проходит через всю Россию, пересекает шесть часовых поясов и условную границу Европы и Азии. Но пассажиры постоянно меняются, весь путь одолевают единицы, а вот проводники не выходят из поезда почти две недели — столько длится дорога туда и обратно. Ко Дню железнодорожника РИА Новости рассказывает, как живут те, кто большую часть года проводят на колесах.

«У ротозеев воруют часто»

С проводником Дмитрием («фамилию не называйте, начальство строгое») мы успеваем созвониться, пока фирменный поезд «Россия» стоит на станции Зима по пути из Владивостока в Москву. Дмитрий работает на железной дороге уже тридцать лет.

«Конфликтные пассажиры бывают на каждом рейсе. Солнце взошло — им плохо, село — тоже плохо. Кто-то храпит, от кого-то плохо пахнет, кто-то шумит — со всем этим идут к проводникам. Жалобы на нас пишут просто так, потому что кому-то не улыбнулся. Хотя иногда и за дело, мы же не стальные. Бывает, ты в чью-то ситуацию не вошел, а человек обиделся», — рассказывает он.

Проводники, работающие на маршруте Москва — Владивосток, обычно проводят в рейсе около двух недель: шесть-семь дней в одну сторону, ночевка в поезде и дорога обратно. Здесь они и контролеры, и официанты («чайку принесите!»), и уборщики.

«Обязанностей довольно много. Летом это работа с пассажирами, поддержание чистоты в вагоне, заполнение документации: бланк учета населенности, накладные на белье, чай, сувениры. Зимой добавляется очистка подвагонного оборудования ото льда, это дополнительно оплачивается», — объясняет РИА Новости железнодорожник Константин Мельников.

Проводники несут материальную ответственность за все, что находится в вагоне, — белье, полотенца, стаканы, ложки. Если что-то пропадает (а фирменные подстаканники порой крадут в качестве «бесплатных» сувениров), сотрудники докупают за свой счет.

«Все зависит от того, повезет ли с пассажирами. Обычно везет. Мы берем вещи друг у друга, если у кого-то есть лишнее, как-то делим. В бригаде не было такого, чтобы один человек за все отдувался», — говорит Мельников.

«Если проводник — ротозей, то крадут часто. У меня таких случаев было мало. Все, что выдаешь, нужно возвращать обратно. Кто-то сам приносит, но лучше перепроверить. Мне нетрудно запомнить, что кому дала, но некоторые записывают», — добавляет проводница Олеся Киреева.

Олесю на железную дорогу привела мама — она тоже работала на маршруте Москва — Владивосток. «Первые впечатления неописуемые. Вагон стал вторым домом. Смотришь на все эти пейзажи, время летит очень быстро, две недели — как один миг».

Маршрут романтиков

Маршрут Москва — Владивосток привлекает дорожной романтикой, возможностью посмотреть всю Россию. Иногда приходят студенты, которые хотят подзаработать и интересно провести лето. Впрочем, опытные железнодорожники отмечают: молодежь обычно стараются брать на более короткие и легкие маршруты.

«Я с детства знал, что офисная работа — не мое. Для меня фиксированный рабочий день неприемлем. Мы шутим: просыпаешься на работе, засыпаешь на работе, что может не устраивать? Не надо никуда ехать, надел рубашку и пошел», — смеется Константин Мельников.

А вот Дмитрий давно утратил романтические иллюзии.

«Проводниками работают в основном от безысходности. Москвичей здесь нет, поувольнялись уже 20 лет назад. Я и сам, когда молодой пришел, думал — романтика: девчонки, заработки, зайцы. Было весело. Сейчас все совсем по-другому. Строго, прилично, форма, белая рубашка, галстук, надо улыбаться. Молодежь думает, здесь сказки, цветочки, любовь, порхание. А все иначе. Многие увольняются, особенно после зимы — в морозы тяжело работать», — заключает Дмитрий.

«Три дня терпели пьянство вахтовиков»

Мария Ф. оказалась в поезде Москва — Владивосток в качестве проводницы несколько лет назад, будучи студенткой филологического факультета.

«В детстве я ездила по этому маршруту с мамой как пассажир, а в студенчестве решила попробовать поработать проводником. Были, конечно, занятия, вызывающие брезгливость, — то же мытье туалетов. И хотя тяжело шесть дней туда и потом сразу обратно, но это было очень интересно и весело: новые знакомства, красивые виды из окна», — признается Мария.

Об этом студенческом опыте она написала короткие мемуары «Записки проводницы», припомнив забавные или, наоборот, неприятные эпизоды на железной дороге.

Одно из воспоминаний связано с пассажирами-вахтовиками из Омска: хрупкой студентке филфака пришлось на себе прочувствовать, что не все под «дорожной романтикой» понимают созерцание родных просторов .

«Три дня мы терпели пьянство вахтовиков, выслушивали их бессмысленную болтовню и всячески уклонялись от их рук, так и тянущихся нас приобнять. Но за день до прибытия в Омск произошло то, что переполнило мою чашу терпения. Мы проехали станцию, я закрыла дверь вагона, развернулась и увидела одного из «омских парней» — Эдуарда. Днем ранее он уловил момент, когда я одна шла по пустому коридору, и беспардонно чмокнул меня в щеку. Теперь же он стоял один на один со мной в пустом тамбуре, перекрыв все пути к бегству, и тянул ко мне свои огромные руки».

К счастью для Марии, все закончилось благополучно — ее выручила напарница Ксения. Затем последовало заявление начальнику поезда, после которого распускавшего руки пассажира должны были ссадить на ближайшей станции. Но Эдуарду повезло, его друзьям-вахтовикам удалось разжалобить Марию, в результате компания работяг все-таки добралась до дома полным составом. «Весь дальнейший путь до Омска они вели себя тише воды ниже травы. Интеллигентно здоровались со мной, уступали дорогу, вжимаясь в стенки узкого коридора», — говорит девушка.

«Каждый рейс бывают дебоши»

По словам Константина Мельникова, главная проблема проводника — пьяные пассажиры и война за нижние полки. Для каждой ситуации предусмотрен алгоритм действий, на некоторых участках поезд сопровождает полиция, поэтому разборки пассажиров после злоупотребления алкоголем ЧП не считаются.

«Бывают дебоши, пьяные потасовки. Я даже могу понять пассажиров: поезд делает мало остановок, люди по шесть часов сидят неподвижно, вот и собираются в компании, чтобы себя развлечь, злоупотребляют. Кого-то по требованию соседей приходится ссаживать вместе с сотрудниками полиции — тут многое зависит от лояльности попутчиков. Обычно все заканчивается тихим сном, но бывают и высадки, и драки, особенно когда вахта едет, которая по полгода цивилизации не видела. У нас есть инструкции, как себя вести, последовательность действий прописана. В основном ситуации штатные», — объясняет Мельников.

Если на участке поезд не сопровождает полиция, сотрудников вызывают на ближайшую станцию, так же и со скорой помощью. «У нас замечательный начальник поезда, о любой проблеме мы сначала докладываем ему, он умеет сглаживать конфликты», — замечает железнодорожник.

Проводник Дмитрий подтверждает, что ЧП не происходили давно: «Раньше было воровство, а сейчас полиция кругом, народ побаивается».

А вот ссаживать с поезда пьяных приходится часто.

«К нашему поезду в Омске цепляют пять вагонов — не фирменных, таких страшных, куда билеты дешевле. И вот туда садятся трактористы, бульдозеристы, вахта, плюющие, пьющие — неприглядная картина. Но они тоже пассажиры — на них производство держится. Работяги, а в поезде отрываются. Два рейса назад снимали сразу двоих или троих. Неадекватные, с ума сошли от пьянства. Мы ведь просто так не высаживаем: сначала уговариваешь-уговариваешь их, а они не понимают», — разводит руками Дмитрий.

«Мы неделю едем в отеле!»

«На моей памяти всего четыре человека, которые не были туристами и ехали от Москвы до Владивостока. Где-то 60% всего состава — иностранцы. Остальные находятся в поезде не больше суток. Дольше других — вахтовики, им все равно, как добираться, лишь бы дорогу оплачивали», — делится наблюдениями Константин Мельников.

По словам проводников, большинство тех, кто едут от Москвы до конечной, — туристы. Иностранцы есть практически в каждом вагоне, особенно много их летом.

Мельников уточняет, что иностранцы обычно не требуют особого внимания проводников — «в основном пьют и изучают просторы нашей родины». Но вот Олеся Киреева однажды выступила в непривычной для себя роли.

«Ехали иностранные журналисты, а у меня в вагоне титан для кипятка был расписан под хохлому. Очень он им понравился. Пришлось немного побыть актрисой: они делали съемку на фоне этого кипятильника», — смеется девушка.

«Как-то раз в купейном вагоне были одни иностранцы, по-моему, англичане. Для них это было что-то невообразимое, они всем звонили и говорили: «Мы в отеле едем неделю», — вспоминает Мельников.

Дмитрий замечает: пассажиры поезда Москва — Владивосток — люди самых разных национальностей. «Полно туристов: и корейцы, и американцы, и немцы, даже аргентинцы. Японцы любят прокатиться в плацкартном вагоне Владивосток — Москва. Днем приезжают, а потом на этом же поезде обратно возвращаются. Но это все молодежь — такой экстрим у них. К Владивостоку очумевшие приезжают».

Новости партнеров

Новости партнеров

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

99