Меню
16+

Интернет-портал Gazeta-bam.ru

01.08.2019 15:51 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Карьера - смысл жизни?

Автор: Валерий Выжутович

По данным ВЦИОМа, почти каждый второй россиянин ради успешной карьеры готов пожертвовать отдыхом и личным временем.

По данным ВЦИОМа, почти каждый второй россиянин ради успешной карьеры готов пожертвовать отдыхом и личным временем. При этом 13 процентов опрошенных прямо заявляют, что карьера для них — смысл жизни.

Карьера всегда требовала и будет требовать жертв. Кто-то ради продвижения по службе, достижения новых высот в профессии готов пожертвовать семьей и детьми, кто-то — отказом от собственного "я", кто-то — моральными принципами. Какова цена карьеры? Может ли карьера быть смыслом жизни? Корреспондент «РГ» обсудил тему с академиком РАН, руководителем клинико-диагностического отделения Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева Юрием Бузиашвили.

Можно добиться карьерного успеха, будучи не самым хорошим профессионалом

  • Вы свою карьеру как оцениваете?

Юрий Бузиашвили: Полагаю, у меня есть некоторые основания оценивать ее как успешную. Я родился и вырос в маленьком городе Кутаиси, а преуспел во всемирно известном городе, столице огромной державы — Москве. С одной стороны, есть успех, с другой — не достигнуть успеха в моем положении было бы грешно. Мне изначально повезло. Я имел счастье родиться в талантливой семье и получить хорошую генетику. В пору моей юности и молодости мне родители всячески помогали, в том числе материально, я был всем обеспечен, единственное, о чем надо было думать, — это об успехе, карьере, образовании и самообразовании. И если бы я этого не сделал, я упустил бы реальный шанс, который мне был дан.

Каждый руководитель приносит в жертву карьере свое здоровье. Успех ударяет в голову, неудача в сердце. Это я вам как врач говорю

  • Вы были сыном известного в Грузии врача. И в вашей врачебной карьере отец, надо думать, сыграл не последнюю роль.

Юрий Бузиашвили: Он сыграл колоссальную роль. Но не потому, что был врачом, и не только в моей врачебной карьере. Самое главное, он мне внушил, что успех и сопринадлежность своему делу должны быть целью жизни и смыслом жизни. Он говорил не об успехе материальном, не об успехе в должностном продвижении. Он говорил об успехе в профессии. О том, что надо быть профессионалом в том деле, которым занимаешься.

  • Успех в профессии и успех в карьере — это разные вещи?

Юрий Бузиашвили: Безусловно. Ведь успех — это движение от неудачи к неудаче без потери энтузиазма. Можно добиться карьерного успеха, будучи не самым хорошим профессионалом. Можно иметь достоинства без высокого положения, но нельзя иметь положение без всяких достоинств. Отец же делал акцент именно на профессиональном мастерстве, безукоризненном владении своей профессией. Папа никогда не занимал никакой должности. Он работал в больнице и в поликлинике, но у него была репутация одного из лучших частнопрактикующих врачей, и его имя гремело далеко за пределами западной Грузии. Однажды его попросили проконсультировать сестру великой актрисы Верико Анджапаридзе, та лежала в тбилисском филиале 4-го Главного управления Минздрава СССР, и ею занимались два профессора. Отец долго сопротивлялся: я, мол, врач из провинции, много ли я посоветую... Но когда пришел директор театра и сказал: "Иосиф, умоляю вас, пожалуйста, поезжайте, перед Софико неудобно", — отец согласился. И что же вы думаете? Те профессора встретили его с усмешкой: вы что, пришли нас консультировать? А когда отец провел консультацию, он попросил родственников выйти, позвал этих двух профессоров и сказал: вот ваша первая ошибка, вот вторая, вот третья... Они взмолились: пожалуйста, не говорите родственникам, вы нас погубите. Он сказал: хорошо, но, пожалуйста, больше не относитесь к коллегам с недоверием. Вот на таких примерах и происходило мое профессиональное воспитание.

Мне давали должности авансом

  • Вы довольны достигнутой должностью?

Юрий Бузиашвили: Я не то что доволен, я очень доволен. Потому что всю мою жизнь мне должности давали авансом. И мне приходилось эти авансы отрабатывать. Самым крупным авансом стала должность заведующего лабораторией функциональной диагностики нашего центра, которую я занимаю больше четверти века. Я сменил на этой должности великого терапевта Гдаля Григорьевича Гельштейна. Мой учитель Владимир Иванович Бураковский посчитал возможным дать мне эту должность. Мне было настолько неудобно, что я в кабинет к Гдалю Григорьевичу после его смерти заходил, только когда никого не было в коридоре. После Г.Г. Гельштейна занимать эту должность я считал для себя огромным авансом. То же самое произошло потом с назначением меня на должность заместителя директора центра. Мне приходилось ежедневно доказывать всем, и в первую очередь самому себе, что я не зря занимаю эту должность.

Фанатизм в работе не приводит к позитивным результатам

  • Психологическая зацикленность на работе — это хорошо или плохо?

Юрий Бузиашвили: Должна быть в жизни цель. И если эта цель работа, а какая еще может быть цель у взрослого мужчины, то сосредоточенность, если хотите, зацикленность на этой работе представляется мне естественной и необходимой.

  • В том числе болезненная сосредоточенность, на грани психической аномалии?

Юрий Бузиашвили: Вы имеете в виду работоголиков? Любой фанатизм в работе — это патология. Он не приводит к позитивным результатам, мало того, он калечит психику. Особенно когда нацеленный на достижение должностей работоголик сталкивается с серьезной неудачей.

  • Человек, сделавший карьеру целью жизни, должен держать удары карьерной судьбы?

Юрий Бузиашвили: Да, конечно. А еще, поднимаясь наверх, он не должен обижать людей, потому что, идя назад, он обязательно их встретит. И еще, чем выше взбирается человек, тем больше видны его неприкрытые части тела.

  • "Идя назад" — это когда его снимут с должности?

Юрий Бузиашвили: Да.

Счастлив тот человек, который, преуспев и сделав карьеру, не потерял уважение к людям и уважение людей к себе.

  • Существует ли психологическая зависимость от карьерного роста?

Юрий Бузиашвили: Безусловно. Страстное стремление к дальнейшему продвижению по службе, неуемная тяга к новым и новым должностям — это все тот же фанатизм. И если человек одержим только карьерным ростом, он перестает замечать людей, перестает их уважать. Надо помнить, что вверх лезут в той же позе, что и ползают. Еще будучи студентом, я на московском кинофестивале в 1976 году посмотрел прекрасный итальянский фильм "Мы так любили друг друга". В нем рассказывается тридцатилетняя история о трех товарищах, которые познакомились и сблизились в партизанском отряде во время Второй мировой войны. После войны их пути разошлись. Один из них женился на дочке богатого человека, забрал весь бизнес своего тестя и в итоге, сделавшись мультимиллионером, остался один. На этом фоне показана судьба другого человека, который как был медбратом, так и остался, но, не предав ни одного из окружающих его людей, включая девушку, которую все трое друзей любили, остался счастлив в своем выборе. Нельзя использовать людей для своего карьерного роста, нельзя идти по головам. Счастлив тот человек, который, преуспев и сделав карьеру, не потерял уважение к людям и уважение людей к себе. Счастлив тот, кто дошел до цели не запятнавшись.

Нельзя сгибаться перед начальством, эта поза потом остается в памяти мышц

  • Лояльность к руководству и терпимость к подчиненным — без этого карьеру не сделаешь?

Юрий Бузиашвили: Если человек настолько лоялен, что считает себя никем и готов согнуться в три погибели, то он просто угодник и не более. Я однажды видел мультфильм про двух шакалов. Там показан шакал, который заискивает перед другим шакалом, добывшим кусок мяса. И что он только не делает! Он улыбается, он кланяется, он загибает хвост, он корчится весь, вымоляя вожделенный кусок мяса. Вот этого нельзя допускать никогда. Потому что эта поза потом остается в памяти мышц. И организм очень быстро будет ее принимать, когда ему надо чего-то добиться. А руководить — это значит не мешать хорошим людям работать.

  • Вам приходилось возражать начальству?

Юрий Бузиашвили: Да.

  • Это имело для вас негативные последствия?

Юрий Бузиашвили: Иногда имело. Но моя лояльность к начальству никогда не входила в конфликт с моим мировоззрением и моей совестью.

  • Какой тип руководителя вам ближе — руководитель-личность или руководитель-функция?

Юрий Бузиашвили: Руководитель-личность. Потому что воодушевить, повести за собой может только незаурядный человек. Энтузиазм — основа прогресса. Без него у вас есть только возможности. Энтузиазм в работе должен присутствовать, а внушить его может только личность.

  • Но с таким человеком труднее работать.

Юрий Бузиашвили: Безусловно. Зато интереснее. Стремиться надо не к успеху, а к тому, чтобы жизнь имела смысл.

  • Вам важно, что о вас думают ваши подчиненные?

Юрий Бузиашвили: Очень, очень важно.

  • Но вы не можете этого знать наверняка.

Юрий Бузиашвили: Это неправда. Любой руководитель в большей или меньшей степени знает мнение о себе своих подчиненных. И он всегда знает, что им сделано правильно, а что неправильно и как это оценивается в коллективе.

Существует синдром менеджера

  • Карьера требует жертв?

Юрий Бузиашвили: Да, и больших. Но всегда надо помнить, что служебная лестница обязательно заканчивается служебным выходом.

  • Вам приходилось чем-то жертвовать ради карьеры?

Юрий Бузиашвили: Конечно.

  • Чем же?

Юрий Бузиашвили: Личным временем. Вниманием к семье. Душевным покоем. Существует так называемый синдром менеджера. Это когда даже ночью ты думаешь о работе. И каждый руководитель приносит в жертву карьере свое здоровье. Успех ударяет в голову, неудача в сердце. Это я вам как врач говорю.

  • Вы могли бы ради большой должности оставить Москву и уехать в другой город?

Юрий Бузиашвили: Думаю, что нет. Потому Москва для меня — это не улицы. Это люди, которые меня окружают, это моя среда.

Карьера без успеха — это нонсенс

  • В Советском Союзе было принято стесняться карьеры. Сказать о человеке "он делает карьеру" означало чуть ли не бросить ему обвинение. Сейчас, на ваш взгляд, иначе?

Юрий Бузиашвили: Эти представления о карьере как о чем-то, чего надо стесняться, никуда не делись. Попробуйте сказать "карьерный врач" или "карьерный священнослужитель". Эти слова не сочетаются, согласитесь.

  • Но есть устойчивое словосочетание "карьерный дипломат".

Юрий Бузиашвили: Карьерный дипломат — это нормально.

  • А карьерист?

Юрий Бузиашвили: Это слово наполнено отрицательным смыслом. Ведь высокое положение делает великих более великими, а низких более низкими. В слове "карьерист" заключены способность "ходить по головам", беспринципность, приспособленчество. Но если вы освободите это слово от негативных значений… Курчатов был карьеристом? Ну, наверное. Но, будучи "отцом" советской атомной бомбы, он защитил нас от возможного уничтожения, может быть, от третьей мировой войны. Или Королева возьмем. В каком-то смысле он тоже, наверное, был карьеристом. Если кому-то не нравится это слово, можем его заменить на более благозвучное — "карьерный человек".

  • Чем, по-вашему, карьерный человек отличается от карьериста?

Юрий Бузиашвили: Карьерным считается человек, который в итоге добился успеха. Когда люди преуспевают, все считают их мудрыми. Карьерный человек просто обязан преуспеть. Если нацеленный на карьеру человек не преуспевает, про него говорят "неудачник". Деньги — плохой показатель успеха, хуже только слава. Так устроена жизнь, никуда не денешься. Карьера без успеха — это нонсенс.

Вы можете обмануть всех вокруг, но сами себя не обманете

  • Погоня за карьерой продлевает жизнь или укорачивает ее?

Юрий Бузиашвили: Если вы делаете карьеру ради карьеры, то укорачивает. Потому что вы все время боитесь оголения и освещения ваших слабых мест. Если бы я ничем не подтвердил свою компетентность в должности, полученной авансом, я бы, наверное, жил с большой опаской. Вы можете обмануть всех вокруг, но сами себя не обманете. Когда вы утром бреетесь и чистите зубы, вы точно знаете свой удельный вес.

Путь к вершине всегда интереснее, чем сама вершина

  • Карьера может быть смыслом жизни?

Юрий Бузиашвили: Не "может быть", она и является смыслом жизни. Я однажды спросил своего учителя Владимира Ивановича Бураковского: "Владимир Иванович, вы человек, который не идет на компромиссы со своей совестью, не любит интриг. Скажите, почему вы стали директором?" Он ответил: "Я не хотел, чтобы мною руководил дурак". И это один из факторов, которые могут мотивировать человека занять руководящую должность. Но когда вы идете наверх, вы точно не знаете, что вас там ждет — Олимп или вулкан. Поэтому путь к вершине всегда интереснее, чем сама вершина. Она ведь может оказаться тем вулканом, тем Везувием, который извергнется и испепелит все вокруг.

Юрий Бузиашвили — заместитель директора Института кардиохирургии имени В.И. Бураковского Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева, руководитель клинико-диагностического отделения, академик РАН, с 2011 г. по 2013 г. — главный кардиолог г. Москвы. Родился в 1954 г. в Кутаиси. В 1977 г. окончил 1-й Московский медицинский институт им. И.М. Сеченова. С 1977 г. по 1982 г. проходил клиническую ординатуру и аспирантуру в НЦССХ им. А.Н. Бакулева и остался в нем работать. В 1990 г. защитил докторскую диссертацию. С 1999 г. — заместитель директора по научной работе Института кардиохирургии им. В.И. Бураковского; с 2004 г. — член-корреспондент РАМН; с 2007 г. действительный член РАМН. С 2013 г. — академик РАН.

Новости партнеров

Новости партнеров

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

7