Меню
16+

Газета БАМ

09.05.2016 15:35 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 18 от  04.05.2016 г.

Солдат Победы: Василий Андреевич Стрельцов

Автор: Максим Ермаков

Фото из личного архива семьи Стрельцовых

3 августа 1943 года наши войска прорвали оборону немцев и погнали их к Днепру. Преследуя врага, Стрельцов и его сослуживцы освобождали город за городом.

Связанные ссылки

16 апреля 2015 года в селе Соловьёвск Тындинского района произошло историческое событие – на фасаде здания школы торжественно открыта мемориальная доска бывшему ученику школы Герою Советского Союза Василию Андреевичу Стрельцову.

Восстановить справедливость

Старожилы Соловьёвска и те, кто читает газету «БАМ», знают, что в годы Великой Отечественной войны двое жителей Тындинского (ранее – Джелтулакского) района: Василий Андреевич Стрельцов и Владимир Корнилович Беломестных – были награждены золотыми звёздами Героя Советского Союза. Их биографии есть в уникальной книге «От Соловьёвска до Берлина», автором которой стала педагог, краевед, почётный гражданин Тындинского района Александра Павловна Остапенко. А нашу газету я упомянул потому, что мы публиковали материалы о героях, в том числе и самой Александры Павловны.

В годы войны Соловьёвск отправил на фронт сотни своих лучших сынов и дочерей. 101 воин не вернулся в село. Их имена навечно высечены на монументе Славы, который стоит на центральной площади. В День Победы здесь собирается всё село, чтобы почтить память своих земляков. Многие приходят с портретами фронтовиков. Увы, участников тех страшных событий становится всё меньше. Я часто бываю в Соловьёвске, не раз приезжал на День Победы. И когда на встречах с ветеранами, в прииске и администрации сельсовета заходил разговор о Героях Советского Союза, многие с сожалением отмечали, что в Соловьёвске нет ни памятника этим уникальным людям, ни мемориальной доски. Конечно, всё дальше и дальше от нас 1941-1945 годы, всё меньше ветеранов, но не хочется, чтобы из памяти людей стирались имена и подвиги. В год 70-летия Победы в Соловьёвске решили восстановить справедливость и на фасаде здания школы установить мемориальную доску Герою Советского Союза Василию Андреевичу Стрельцову. Накануне этого события мы нашли его сына Андрея Стрельцова, который передал нашей газете бесценный материал – биографические сведения, копии фотографий и документов отца. Сам Андрей живёт в Москве, он полковник запаса, два его сына продолжили путь деда и отца – суворовцы, офицеры.

Медаль «За отвагу» в 19 лет

Будущий Герой Советского Союза родился на амурских просторах в селе Новопетровка в семье Андрея Тимофеевича и Анисьи Константиновны. Семья проживала на прииске «Соловьевский». С 1931 по 1938 годы Василий Андреевич учился в Соловьёвской школе. После окончания семи классов поступил в Благовещенский речной техникум. Но получить мирную профессию речника не успел, началась Великая Отечественная война. 8 ноября 1941 года студент третьего курса Василий Стрельцов подаёт заявление об отправке добровольцем на фронт, а так как возраст у парня был ещё не призывной, то военкомат его направил на курсы радиотелеграфистов в Хабаровск. В январе 1942 года наш земляк оказался в действующей армии. В составе истребительного отряда (Северо-Западный фронт) десятки раз он совершал рейды в тыл врага. Уничтожал крупные опорные пункты, штабы, шоссейные узлы, сопровождая группы разведчиков, добывая документы. За боевые отличия по разгрому двух гарнизонов в тылу врага (январь 1942 года) был награжден медалью «За отвагу». Боец из Соловьёвска, не страшась опасности, точно корректировал огонь нашей артиллерии. А ведь ему было всего 19 лет, но воевал смело, проявляя решительность и храбрость.

В истребительном отряде ему часто приходилось действовать с разведчиками. Фронтовику нравилась их энергичная, быстрая, смелая и решительная работа, особенно разведчиков-сапёров. Это люди высокого долга и ответственности, недаром о них говорят: «Сапер ошибается один раз». Василий Андреевич также решил переквалифицироваться, стать сапёром-разведчиком. Ему самому хотелось продвигаться впереди, прокладывая путь войскам в минно-взрывных заграждениях или же преграждать ход противника. В мае 1942 года, освоив новую боевую специальность, изучив свои мины и мины противника, Стрельцов стал сапёром-разведчиком 280 саперного батальона 163 стрелковой дивизии.

День и ночь на передовой

В своих воспоминаниях после войны Василий Андреевич писал: «В июне 1943 года наша дивизия была переброшена на Курскую дугу. К тому времени командование уже хорошо знало, что немецко-фашистские захватчики готовятся здесь к крупному наступлению. Немцы не только хотели взять реванш за поражения под Москвой, Ленинградом, Сталинградом, но и в пропагандистских целях стремились показать всему миру, что они сильны и способны вести наступательные операции. Наша дивизия занимала оборону в районе населённых пунктов Ольховатка и Поныри. В это время мне уже было присвоено воинское звание сержант и я командовал отделением сапёров-разведчиков. Зная намерения немцев, мы вели кропотливую работу по созданию глубоко эшелонированной обороны. День и ночь на передовой и в глубине нашей обороны сапёры устанавливали противотанковые и противопехотные минные поля, перекрывая все танкоопасные направления. Только воины отделения, которым мне довелось командовать, установили около 3000 противотанковых и более 4000 противопехотных мин».

Находясь в обороне, все подразделения и части упорно занимались боевой учебой, отрабатывая порядок отражения атак противника, прорыва немецких танков. Немцы забрасывали листовками, в которых сообщали, что у них появилась новая техника, перед которой никому не устоять. Стрельцов и его сослуживцы в это уже не верили. Командиры обучали, как уничтожать прорвавшиеся танки противника противотанковыми гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Кроме этого, они учились преграждать путь немецко-фашистским танкам противотанковыми минами.

25 июня 1943 года, в середине дня, Василия Стрельцова вызвал к себе в землянку командир батальона майор Арабаджиев. Он отдал приказ, чтобы Стрельцов с группой поступил в распоряжение общевойсковой разведки, отправляющейся в поиск для захвата «языка». Из воспоминаний Героя Советского Союза: «Я отобрал моих верных товарищей, с которыми неоднократно бывал уже в подобных действиях, – ефрейтора Силантьева, рядовых Воронова, Таракановского и Джафарова. Это были опытные и смелые сапёры-разведчики. Вооружившись всем необходимым и взяв продовольствие, мы убыли на передовую. Перед отправкой, как всегда, нас обняли командир батальона и комиссар, пожелав нам возвратиться обратно, выполнив поставленную задачу, и непременно целыми и невредимыми. На передовой мы обсудили с командиром взвода план подготовки и действий по захвату «языка». Готовились долго, напряжённо. Группа из пяти человек через проходы в наших минных полях, проделанные нами же, выползла на нейтральную полосу поближе к проволочным заграждениям противника. Замаскировавшись, двое суток вели наблюдение. Нам удалось хорошо изучить, где выставляются часовые, когда они сменяются, где расположены блиндажи, огневые точки, минные поля и где наиболее близко подходит к траншеям противника проволочное заграждение. Тут же было намечено, где нам сделать проходы и в каком месте снять часового». Возвратившись в расположение своих войск, группа Стрельцова провела ещё раз со всеми разведчиками рекогносцировку с нашего переднего края. Были намечены ориентиры с таким расчётом, чтобы их можно было увидеть и ночью. Вся разведгруппа была поделена на группу захвата из четырёх человек, группу поддержки из пяти человек и группу обеспечения из трёх человек. Стрельцов входил в группу захвата.

«Язык» был доставлен в штаб        

28 июня в 22.30 бойцы подползли к нейтральной полосе и двинулись по намеченному маршруту. Нейтральная полоса в этом месте составляла 250-300 метров. Около 24.00 был проделан проход в минном поле и проволочном заграждении. Группа обеспечения заняла свою позицию, а команда Стрельцова двинулась дальше, чтобы снять часового. Гитлеровцы беспрерывно освещали местность ракетами, поэтому нашим фронтовикам продвигаться было затруднительно. Когда подползли к первой траншее, залегли. Немецкий часовой прошёл возле наших бойцов вправо по траншее метров 100, выпустил осветительную ракету, постоял и двинулся в сторону наших солдат. Из воспоминаний Стельцова: «К тому времени бойцы уже находились в траншее. Когда часовой поравнялся с нами, набросились на него, вставив в рот кляп, связали и передали группе поддержки. Затем пустили осветительную ракету, как это делал часовой, всей группой захвата быстро вышли к двум блиндажам немцев и забросали их противотанковыми гранатами. Произошли сильные взрывы. Тут только немцы и всполошились. Они открыли сильную беспорядочную стрельбу, стали беспрерывно освещать местность ракетами. Но было уже поздно. Подхватив двух раненых, мы перебежками достигли проволочных заграждений, благополучно проползли через минные поля и вскоре оказались на нейтральной полосе. К 8.00 «язык» был доставлен в штаб. Немец сообщил, что на передовую прибыли новые части врага, которые сразу же начали готовиться к наступлению».

16 рейсов через Днепр

3 августа наши войска прорвали оборону немцев и погнали их к Днепру. Преследуя врага, Стрельцов и его сослуживцы освобождали город за городом: Гайворон, Ахтырка, Сумы, Прилуки. Их дивизия вышла к Днепру напротив Киева, в районе Дарницы. Наши солдаты захватили большое количество пленных и трофейной техники. Началась подготовка к форсированию Днепра. Немцы взорвали все мосты и переправы, уничтожили всё, что могло плавать на воде. С 15 по 20 сентября 1943 года Стрельцову с группой солдат трижды пришлось перебираться на противоположный берег, выбирая место для переправы. Вскоре оно было выбрано – ниже по течению, километрах  в 12-ти от  Киева. Здесь была широкая открытая пойма, а на противоположной стороне – остров с неглубокой протокой. Дивизия сразу же стала готовить лодки, мастерить плоты из лодок для переправы артиллерии и другой техники. Все работы вели скрытно, т.к. имелся строгий приказ, чтобы в этом месте днём никакого движения не было. Ночью же соблюдалась строжайшая маскировка. Гитлеровцы открывали ураганный огонь по любому скоплению войск.

Для форсирования Днепра наше командование отобрало добровольцев. В ночь с 22 на 23 сентября сержант Овсяников, ефрейтор Силантьев, рядовой Аникин и сержант Стрельцов осторожно снесли лодки к урезу воды. Им помогали разведчики, вместе с которыми они и отправились на противоположный берег, занятый врагом. Немцы в это время отдыхали. Миновав самое быстрое течение, наши солдаты постарались как можно ближе сблизить свои лодки. Вскоре под днищем мягко зашуршала галька. Разведчики быстро выскочили в воду перед островком и придержали лодки. Стрельцов начал проверять местность на наличие мин. Эта предосторожность не была излишней. В пяти метрах от уреза воды удалось обнаружить противопехотную прыгающую мину-лягушку. Сапёры приступили к разминированию местности, а разведчики заняли оборону. Сняли около 60 мин. Образовался проход, через него бойцы и пропустили разведчиков. Когда они пересекли островок, команда Стрельцова пропустила их через протоку, затем сразу же бросилась к своим лодкам, чтобы подбросить подкрепление.

Гитлеровцы обнаружили наших разведчиков, начали пускать ракеты. От них стало светло, как днём. Фашисты открыли яростный огонь по реке, нашему берегу и горстке разведчиков. Не обращая внимания на разрывы снарядов и свист пуль, наши солдаты совершали рейс за рейсом, перевозя личный состав, орудия и боеприпасы. Вода от разрывов снарядов кипела, как в котле. На одном из рейсов у Стрельцова взрывом опрокинуло лодку. На помощь подоспел рядовой Аникин. Держась за его лодку, Василий Андреевич благополучно добрался до берега, где была разбита ещё одна лодка, погиб сержант Овсяников, но несмотря на потери переправа продолжалась.

Когда Стрельцов вернулся на свой берег, командир батальона приказал ему перейти на паром, оборудованный из двух сапёрных лодок. Он стоял уже на воде, и на него была погружена 76-миллиметровая пушка. Через 30-40 минут наши солдаты достигли противоположного берега, но паром не мог близко подойти к нему, пришлось буквально на руках выносить пушку на берег. Следом на лодке был подброшен расчёт и снаряды. Бойцы поплыли за следующим орудием, но когда переправляли третью пушку, метрах в 30-40 от берега пробило одну из лодок. Паром стал медленно тонуть, пришлось срочно организовать откачку забортной воды. К счастью, вскоре под веслом почувствовался грунт. Стрельцов приказал расчёту спрыгнуть в воду и оттянуть паром к мелкому месту. Орудие было спасено.

Трое суток без сна и отдыха, под непрерывным огнём врага наши солдаты переправляли на плацдарм войска и артиллерию. За это время Стрельцов совершил 16 рейсов через Днепр. Вторично форсировать Днепр пришлось в районе Выжгорода. 4 ноября вместе с разведкой Стрельцов уже действовал на окраине Киева, снова прокладывая путь нашим войскам. 6 ноября столица Украины была полностью освобождена от немецко-фашистских захватчиков. За мужество и отвагу, проявленные при форсировании Днепра, сержанту Стрельцову и рядовому Аникину было присвоено звание Героя Советского Союза, а сержанту Овсяникову и ефрейтору Силантьеву это высокое звание было присвоено посмертно.

Посвятил себя служению Родине

После войны Стрельцов вспоминал: «Как и все воины-фронтовики, я горжусь, что принимал участие в Великой Отечественной войне и смог внести свой скромный вклад в Победу над немецко-фашистскими захватчиками. В рядах любимой Советской Армии я прошёл славный путь от рядового до полковника, от солдата до командира части».

В 1944 году Василий Андреевич Стрельцов был направлен в инженерное училище в Кострому, обучался в составе взвода Героев Советского Союза. А 1945 году он окончил Ленинградское ВИОЛКУ им. А.А. Жданова. Продолжил службу командиром взвода курсантов в этом училище. В 1950 году по приказу Сталина все Герои СССР были направлены на учёбу в академии. С 1950 по 1956 годы лейтенант Стрельцов обучался в Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева. В звании капитана служил, находясь в составе группы советских войск в ГДР. После окончания академии в звании подполковника в должности командира батальона был переведён в войсковую часть №68433 в г. Советск Калининградской области. Вскоре стал командиром этой части, ему было присвоено  звание полковник. Последние годы работал начальником военной кафедры Каунасского политического института Литовской ССР.

16 сентября 1971 года Василия Андреевича Стрельцова не стало. Ему было всего 49 лет. Сказались боевые раны. Похоронен на военном кладбище в городе Каунасе.

В п. Ясное Славского района Калининградской области, где дислоцировался полк, которым командовал В.А. Стрельцов, в 1975 году был установлен памятный знак, в его честь названа улица. К сожалению, на наш запрос в правительство Калининградской области о том, сохранился ли памятник и улица в этом населённом пункте, пока не пришёл ответ. Богатейший материал о Герое СССР собран детьми и педагогами Соловьёвской школы Тындинского района. Александра Павловна Остапенко вспоминает, что в 1969 году Василий Андреевич посещал родную школу, был принят в почётные пионеры. А комсомольская организация школы носила его имя.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

297