Меню
16+

Газета БАМ

10.02.2019 14:35 Воскресенье
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 6 от 06.02.2019 г.

История БАМа символическим образом связана с Корейской Народно-Демократической Республикой

Автор: Геннадий Астахов

Участники первого Международного сверхмарафонского пробега мира «БАМ-Пхеньян» на корейском этапе пробега

2019 год причудливо свил это обстоятельство в 30-летнем юбилее сразу нескольких выдающихся событий.

Часть 1. Как спортсмены-бамовцы спасали «Цветок объединения» и «разрушали» бетонную стену на 38-й параллели

Начало в №5

Домой – ​через военно-демаркационную линию

Провозглашая на фестивале лозунги о стремлении южнокорейской молодежи к единой Корее, мужественная девушка заявила о готовности вернуться домой через военно-демаркационную линию в Пханмунчжоме. Она говорила о желании продемонстрировать миру, что никто не в состоянии преградить путь к объединению Корейского полуострова, что «вся планета, не говоря уж о нашей нации, не признает «двух государств», а признает только одну нацию, одно государство».

Российский писатель и журналист Иван Захарченко в своей статье «Цветок объединения, или Рим Су Гён» пишет, что после фестиваля молодежи, проходившего с большим размахом, она возглавила международный марш «За мир и объединение Кореи», в котором принимали участие четыре сотни делегатов из 30 стран мира. Они приехали в КНДР выразить солидарность со стремлением корейцев к миру и объединению вне зависимости от идеологий и убеждений.

Шествие началось 20 июля 1989 года от горы Пэктусан на границе между КНДР и Китаем. Его участники двигались в сторону военно-демаркационной линии между двумя корейскими государствами. Участники марша выступили за замену соглашения о перемирии в Корее от 1953 года на договор о мире, за подписание договора о ненападении между Севером и Югом, за сокращение вооружений в обеих частях полуострова, за вывод из Южной Кореи всех американских вооруженных сил и ядерного оружия.

С маршем мира Рим Су Гён добралась до Пханмунчжома, изможденная насыщенностью ее программы в КНДР и эмоциональным напряжением перед возвращением в Сеул, которое было намечено осуществить через военно-демаркационную линию.

Выбор оставили самой Рим Су Гён – ​либо она переходит военно-демаркационную линию, либо возвращается через третью страну. Девушка была сильно ослаблена многодневной голодовкой в знак протеста против отказа сеульских властей позволить ей официально вернуться домой через Пханмунчжом. Но она вместе со священником Мун Гю Хёном, который постоянно морально поддерживал студентку и постоянно был с ней рядом, предпочла первый, наиболее рискованный вариант.

Однако в ответ на это представители ООН отказались принять данное требование, заявив, что подобное пересечение границы является нарушением соглашения о перемирии в Корее. Поэтому пхеньянские власти явно рисковали, позволяя Рим Су Гён пересекать военно-демаркационную линию.

Предварительно Рим Су Гён огласила свое письмо к генеральному секретарю ООН, в котором она просила принять «возможные меры против того, чтобы ее поступок расценивался как преступление». Об этом она написала и в послании к Папе Римскому Иоанну Павлу Второму.

«Сейчас дело не в том, что я подвергнусь аресту или преследованиям после возвращения в Сеул. Мне просто очень жаль, что справедливость расценивается как несправедливость, а правда как ложь», – ​подчеркнула она в этом письме.

Рим Су Гён и Мун Гю Хен попрощались с теми, кто был рядом с ними в КНДР. Девушка держалась необычайно спокойно. Они свободно пересекли военно-демаркационную линию – ​низкий бетонный барьер между бараками, где проходят контакты военных с двух сторон, и никаких инцидентов в Пханмунчжоме не возникло.

…«Чья это земля, на которой я стою?»

–15 августа 1989 года, – ​говорила студентка в показаниях сеульскому суду, – ​я со священником Мун Гю Хеном, который сидит рядом со мной, перешла через Пханмунчжом, символизирующий горе и страдание нашей нации.

Когда девушка решительно перешагнула через бетон демаркационной линии, майор так называемых войск ООН крикнул в мегафон:

– Сейчас вы незаконно переходите на Юг! Немедленно вернитесь на Север!

Рим Су Гён показала свои документы и сказала:

– Я – ​гражданка Корейской Республики и жительница Сеула. Почему я должна вернуться на Север?

Два километра южнее, там, где кончается зона охраны войск ООН, майор ещё раз напомнил:

– Повторяю вам, что вы сейчас можете вернуться на Север. Иначе вас арестуют и бросят в тюрьму!

Слушая его, девушка ощутила нестерпимую душевную боль.

– Чья же это земля, на которой я сейчас стою? – ​Задавала она себе вопрос. – ​Кому должна принадлежать эта земля?

А вот что она сказала, обратившись к суду:

– Сколько молодых людей в эту минуту проливают кровь во имя демократии на этой земле, для объединения страны! А сколько жизней было отдано для этого! Думая об этом, я, обычный человек, решила принести себя в жертву на алтарь этой борьбы.

В конце я хочу сказать, что суд не должен карать меня за «преступления», а должен выяснить и провозгласить, кто искренне желает объединения Родины, и как надо добиться этого. Заканчивая свою речь, я обращаюсь к суду с просьбой содействовать строительству единой Родины, где 70 миллионов соотечественников Севера и Юга сплотились бы воедино.

Сеульский суд посчитал Пхеньянский фестиваль «местом политической пропаганды» против США и Южной Кореи. А единственной представительнице страны на нем за участие и переход с Севера на Юг в районе 38-й параллели предъявил обвинение в нарушении так называемого закона о государственной безопасности и присудил ей 10 лет тюремного заключения. 8 лет получил ее спутник – ​пастор Мун Гю Хен. Был лишен свободы и Рим Чон Сок, руководитель «Чондэхеба» – ​организации, направившей Рим Су Гён на фестиваль в Пхеньян. Родственники девушки подверглись гонениям.

«Сок пан Рим Су Гён!»

По всему миру широко развернулось движение в защиту «Цветка объединения», как с любовью стали называть Рим Су Гён. В различных странах создавались комитеты за ее освобождение. Проводились митинги и демонстрации перед посольствами Южной Кореи и США. Распространяются листовки и заявления. С призывом включиться в это движение обратился к католикам Папа Римский. В Алжире состоялась международная конференция адвокатов. Около ста молодежных организаций включились в сбор подписей в защиту южнокорейской студентки.

В этом интернациональном ансамбле весомо звучал голос строителей БАМа. Первый Международный сверхмарафонский пробег мира «БАМ-Пхеньян» был посвящен также и борьбе за освобождение мужественной студентки. Вот что рассказал об этой беспрецедентной акции руководитель пресс-центра пробега Виктор Чуль.

– Позади пограничный Хасан, последние метры железнодорожного моста, соединяющего территории СССР и КНДР. Построение команды перед стартом. Сильный ветер беспощадно треплет знамена и нагрудные ленты.

И – ​воздух взорвался многотысячным скандированием «Сок пан Рим Су Гён! Свободу Рим Су Гён!». Мы врываемся в бурлящую людскую круговерть: крики, сливающиеся в мощный гул, тысячи протянутых навстречу рук, горящие глаза. В бесконечном людском коридоре натянуто множество разноцветных лент. Забыты усталость и трудности трехтысячекилометрового пробега по дальневосточной земле. Живительной силой в нас вливается энергия возбужденной толпы.

«Свободу Рим Су Гён!» – ​таков девиз нашего марафона. Но только сейчас мы поняли, какой страстью наполнено желание миллионов корейцев добиться освобождения мужественной двадцатилетней студентки, выразившей чаяние народа о воссоединении родины. Об этом говорилось на митинге в пограничном городке Туманган. И на множестве других митингов, прокатившихся волной по маршруту марафона через провинции Северный и Южный Хамгён, до Пхеньяна. В них приняли участие сотни тысяч корейцев.

На собрании команды перед стартом в Тынде руководитель пробега, начальник Штаба ЦК ВЛКСМ на БАМе Валентин Сущевич наставлял ребят. «Да, мы посвятили марафон освобождению Рим Су Гён, собрали тысячи подписей под воззванием в её защиту. ​Но помните: дело самих корейцев решать внутренние вопросы страны. Будьте политически зрелы, тактичны». Теперь можно смело утверждать – ​на высоте народной дипломатии оказались бетонщик производственного объединения «Бамстройиндустрия» Александр Лебедок, проходчик «Бамтоннельстроя» Николай Бочаров, механик Георгий Сенотрусов, слесарь треста «Мостострой‑10» Виктор Соколов, водитель треста «Бамстроймеханизация» Виктор Хоменко, представитель ДСО «Локомотив» в Тынде Станислав Савицкий, другие члены команды. Некоторые из них – первостроители магистрали – сейчас уже ветераны-бамовцы, плотник Валентинас Добилявичюс, водители Евгений Бельков, Олег Коровкин, боец отряда имени XVII съезда ВЛКСМ Николай Колобашкин и сейчас проживают в Тынде.

Возможность лучше узнать друзей

Марафон дал его участникам счастливую возможность ближе узнать обычаи, уклад жизни трудолюбивого корейского народа. В провинции Северный Хамгён они видели мощные комбинаты, построенные при техническом содействии СССР. Чугун, сталь, прокат выпускали металлургическое объединение имени Ким Чака, Сончжинское сталелитейное объединение, Пуренский металлургический завод. Машиностроительные предприятия в Южном Хамгёне изготавливают станки, электрические, горные, рыболовецкие, строительные, сельскохозяйственные машины. Развита и химическая промышленность. На приемах руководители провинций говорили о том, что корейские товарищи могли бы стать надежными деловыми партнерами при освоении зоны БАМа.

Пробег завершился в Пхеньяне. Казалось, все жители города вышли встречать бамовцев. Многокилометровый людской коридор вдоль улицы красавицы-столицы. Дети в школьной форме, женщины в национальной одежде, рабочие в спецовках. Переполненные балконы высотных зданий. Даже певица Алла Пугачева, которую мы случайно встретили в гостинице «Корё», отметила всенародную популярность сверхмарафона. Каждый вечер о пробеге рассказывало телевидение.

Николай Колобашкин и по сей день бережно хранит у себя вымпел пробега с автографом прославленной певицы.

Парни относились к обрушившейся на них славе спокойно. Понимали, что это ​отражение благородной цели, сплотившей народ, – ​борьбы за освобождение Рим Су Гён. В комитет за освобождение мужественной студентки Сеульского университета переданы подписи под воззванием в её защиту, другие документы сверхмарафона. Передали и письмо членов команды в южнокорейскую тюрьму. Вот отрывок из него:

«Рим Су Гён! Мы преодолели свыше 3 тысяч километров по сибирской и дальневосточной земле, столько же – ​по корейской территории, собрали более ста тысяч подписей под воззванием за твое освобождение. Мы включили тебя членом команды и на каждом этапе пробегаем твою фестивальную милю вместе с тобой».

Ким Чан Рё, заместитель председателя комитета за освобождение Рим Су Гён, горячо поблагодарил участников пробега мира. Внимание к себе они постоянно ощущали во время насыщенной культурной программы в Пхеньяне. Там было посещение Тэсонсанского мемориального кладбища революционеров, памятника советским воинам-освободителям на горе Моран, объектов XIII Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Дни пребывания в КНДР спортсмены-бамовцы запомнили на всю жизнь!

Марафон продолжается

Интернациональная акция строителей БАМа имела большой политический резонанс и получила высокую оценку высшего руководства КНДР. По его просьбе марафонский пробег «БАМ-Пхеньян» продолжился и в следующем, 1990-м, году. Проходил он в рамках традиционного месячника солидарности с борьбой корейского народа за вывод иностранных войск из Южной Кореи и объединения страны на мирной демократической основе. Тогда это крупное общественно-политическое мероприятие проводилось в 25-й раз. Как и прежде, легкоатлеты посвятили свой пробег студентке Рим Су Гён, продолжавшей томиться в южнокорейской тюрьме.

У супермарафона –1990 был еще один девиз «Разрушим бетонную стену и осуществим свободные поездки между Севером и Югом Кореи при полной открытости!». Нас (в состав группы был включен и автор этих строк) горячо встречали жители городов Туманган, Чжончжин, Пхеньян, Кесон. Побывали мы и в Пханмунчжоме, где находится военно-демаркационная линия, по-живому разрезавшая единую корейскую нацию. И повсюду нас сопровождал лозунг «Чосонун ханада!» («Корея едина!»).

Во время встреч, выступлений бамовцев на митингах говорилось, что объединение родины является национальной задачей корейского народа и главной его мечтой. Подчеркивалось, что корейский вопрос должен быть решен мирным путем. Гости из СССР выражали активную поддержку борьбе корейского народа за объединение страны. Его основы заложены в трех принципах и пяти пунктах, разработанных Президентом КНДР Ким Ир Сеном и выдвинутых им на первой сессии Верховного народного собрания девятого созыва.

Глава марафона Александр Цыва в интервью центральному органу Трудовой партии Кореи газете «Родон синмун» заявил, что воочию видел железобетонную стену на 38-й параллели. «Это сооружение длиной 240 с лишним километров на территории военно-демаркационной зоны – ​это позор не только Кореи, но и всего мирового сообщества!» – ​добавил он.

Он завершил беседу с журналистом заявлением, что «железобетонная стена должна быть разрушена, и Корея должна быть единой. Мы считаем, что Корея не должна быть очагом ядерной войны. Потому что война на Корейском полуострове может мигом перерасти в мировую ядерную войну. Поэтому народы мира борются за превращение Корейского полуострова в безъядерную зону мира. Мы считаем, что иностранные войска должны покинуть Корейский полуостров, и объединение Кореи должно осуществляться самим корейским народом на мирной демократической основе».

Время показало, что международные акции бамовских спортсменов имели свои положительные последствия.

Рим Су Гён – ​депутат южнокорейского парламента

Рукопожатие руководителей Севера и Юга Кореи Ким Чен Ына и Мун Чже Ина

Часть 2. Песня, вызвавшая слёзы у политика

Безусловно, своеобразная страница истории строительства БАМа, о которой рассказано выше, составляет особую гордость его участников. Она показывает, что спортсмены-бамовцы, выступившие в защиту мужественной южнокорейской студентки Рим Су Гён и поддержавшие борьбу корейского народа за вывод иностранных войск из Южной Кореи и объединения страны на мирной демократической основе, с блеском выдержали экзамен на зрелость в интернациональных гуманитарных контактах.

По большому счету, эти акции не остались без последствий. Широко развернувшееся в мире движение за освобождение Рим Су Гён, свой вклад в которое внесли и молодые строители БАМа, заставило сеульские власти всерьез призадуматься. Апелляционный суд вдвое сократил срок тюремного заключения Рим Су Гён. До пяти лет был смягчен приговор священнику.

Суровые меры в отношении Рим Су Гён и Мун Гю Хёна, других южнокорейцев, совершивших поездки в КНДР без разрешения властей, вызвали массовые протесты диссидентов, молодежных и студенческих организаций Южной Кореи, не говоря уже о населении КНДР. Мужественную студентку освободили досрочно, 24 декабря 1992 года, после трех лет тюремного заключения. Вместе с ней обрели свободу священник Мун Гю Хён и президент «Чондэхеба» Рим Чон Сок.

Выйдя из тюрьмы, Рим Су Гён заявила, что не раскаивается в своей дерзкой поездке в Пхеньян. «Думаю, что с позиции тех дней мой поступок был правильным и необходимым», – ​сказала она журналистам. Через 7 лет, в 1999 году, амнистирована президентом Ким Дэ Чжуном.

После освобождения занялась журналистикой, преподавала в различных университетах. С апреля 2012 г. – ​депутат южнокорейского парламента 19-го созыва от оппозиционной левоцентристской Объединенной демократической партии.

Пусть с трудом, но происходят позитивные изменения в деле стабилизации ситуации на Корейском полуострове, за что выступали также бамовские спортсмены-марафонцы. Убедиться в этом мне довелось в 2002 году во время поездки для участия в торжествах по случаю 90-летия со дня рождения Ким Ир Сена и 70-летия Корейской Народной армии.

Надежда в сердцах разобщённой нации

На центральной трибуне стадиона «Первое мая» появилась хроника, запечатлевшая вместе руководителей КНДР Ким Чен Ира и Республики Корея Ким Дэ Чжуна. Зрители – ​а их было около 200 тысяч человек – ​встретили увиденное шквалом оваций. Состоявшаяся 15 июня 2000 года встреча на высшем уровне показала всему миру и, в первую очередь, корейцам, что в длительном и многотрудном процессе, направленном на воссоединение расколотого более полувека назад Корейского полуострова, наступает новый этап. И он вселял в сердца разобщенной нации надежду.

А в это время с двух концов огромного стадионного поля, символизируя две Кореи, устремились навстречу друг другу группы танцовщиц. Под звуки радостной музыки они соединились в центре поля, образовав фигуру, контурно воcпроизводящую Корейский полуостров. Аплодисменты не смолкали, пока длился их танец.

Хореографическую композицию я наблюдал во время массовых гимнастических и художественных выступлений «Ариран», состоявшихся 14 апреля, в канун юбилея Президента КНДР Ким Ир Сена. Изобразительным языком искусства артисты отразили чаяния корейцев, живущих по обе стороны 38-й параллели, располосовавшей насчитывающую почти пять тысяч лет истории землю Чосон. Так, на языке оригинала, звучит самоназвание Кореи.

В жизни же, увы, всё оказывается намного сложнее. Убедиться в этом довелось, побывав еще раз в Пханмунчжоме, где проходит военно-демаркационная линия, разделяющая Корею на Север и Юг. Там происходят официальные диалоги и контакты между представителями двух государств, через него совершаются взаимные поездки. В поселке проводятся общенациональные конференции за мир и объединение Родины, международные митинги за мир на Корейском полуострове и другие мероприятия.

Шаги навстречу друг другу

Корейская нация издревле дружно жила на одной территории. Однако присутствие уже много десятков лет в Южной Корее почти 30-тысячного контингента американских войск служит причиной сохраняющегося по сей день и причиняющего страдания простым людям раскола страны.

На разных этапах в решении этого вопроса наблюдались определенные подвижки. Горячо, к примеру, нацией было воспринято предложение Ким Ир Сена о создании Конфедеративной демократической Республики Корея на основе принципов самостоятельности, мирного объединения и великой национальной консолидации. Очень большие, повторюсь, надежды возлагались на состоявшуюся впервые в истории существования двух Корей встречу на высшем уровне и подписание Совместной декларации Севера и Юга. После чего активизировалась народная дипломатия. 2001 год был объявлен «Годом открытых дверей для объединения нации». В принятом по этому поводу обращении к 70 миллионам соотечественников содержался призыв провести с 15 июня по 15 августа двухмесячник содействия движению за объединение Родины и посвятить ему крупный общенациональный фестиваль.

Призыв нашел отклик у всей нации. В горах Кымган прошел фестиваль рабочих Севера и Юга. Там же состоялась крупная общенациональная конференция по случаю первой годовщины Совместной декларации от 15 июня 2000 года, а 15‑16 августа в столице Северной Кореи – ​крупный фестиваль под девизом объединения. Были проведены также слет крестьян Севера и Юга, многократный обмен группами родственников, оказавшихся по обе стороны военно-демаркационной линии.

КНДР хочет мира

Казалось бы, с трудом процесс пошел. Но тут случились печальной памяти события 11 сентября 2001, после которых началось установление нового «мирового порядка». Президент США Буш объявил Северную Корею страной из «оси зла» и включил её наряду с Россией в список государств, которые могут быть «при необходимости» подвергнуты ядерному удару.

Заявление заокеанского лидера вызвало резкое неприятие не только в КНДР, но и в других странах Северо-Восточной Азии. Демонстрации и митинги протеста прокатились по Пусану, Кванчжу, Тэгу и другим городам Южной Кореи во время визита Буша в эту страну. В Сеуле возмущенные студенты предприняли попытку занять американское посольство, а также здание, в котором размещается представительство компании «Боинг». Корейцы по ту и другую сторону военно-демаркационной линии были озабочены опасностью увековечения раскола страны и всерьез опасались развязывания второй корейской и третьей мировой войн.

КНДР, об этом мне говорили многие мои собеседники, хочет мира. Даже в такой непростой ситуации ее руководители идут на контакты с представителями Юга. Все это должно послужить налаживанию взаимного сотрудничества на основе принципов любви к соотечественникам, гуманизма и взаимопомощи. Как и намерение обеих сторон прокладывать новые дороги: железную Транскорейскую с выходом на Россию и автомобильную Кэсон-Мунсан. Названные населенные пункты находятся в разных частях Корейского полуострова.

Политика «солнечного тепла» (так называлось установление добрососедских отношений с КНДР и за которую Ким Дэ Чжун получил Нобелевскую премию мира) продолжалась и при его преемнике Но Му Хене. Президент Но действовал в качестве идейного наследника Ким Дэ Чжуна и, как и его предшественник, встречался с Председателем ГКО КНДР Ким Чен Иром. Но в 2007 году к власти в Республике Корея пришел представитель правых сил Ли Мен Бак. При нем и позже ​при его преемнице Пак Кын Хе ​ситуация на Корейском полуострове резко обострилась. В мире явно запахло чем-то очень горячим.

Фото Центрального телеграфного агентства Кореи и из архива автора

Новости партнеров

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

12