Меню
16+

Газета БАМ

10.02.2018 18:44 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 06 от  07.02.2018 г.

Слова о том, что христианину в церкви нужно учиться, в наше время удивляют многих людей

Автор: Материал предоставлен собором Святой Троицы г. Тынды

К Таинству Крещения допускались только те, кто прочно усвоил содержание церковных догматов.

Слова о том, что христианину в церкви нужно учиться, в наше время удивляют многих людей. Увы, в нашем церковном сознании вера давно уже привыкла мирно уживаться с «благочестивым невежеством». Кого у нас называют церковным человеком? Того, кто ходит на службы, исповедуется и причащается. Как правило, совершенно упускается из виду, что такой человек может иметь неевангельское мировоззрение.

Но Библия говорит о необходимости изучения христианских догматов. Апостолы уделяли катехизации новообращенных много времени и внимания. Например, первую христианскую общину в Антиохии Павел и Варнава учили целый год (см. Деян. 11:26).

Из истории мы знаем, что в древней церкви катехизация оглашенных продолжалась до трех лет! К Таинству Крещения допускались только те, кто прочно усвоил содержание церковных догматов. В случае крещения детей крестные родители перед Богом обязались обучить ребенка правильной вере.

О храме

Собор состоит из трех частей: притвора, средней части и алтаря. Притвор в древнее время служил для молитвы оглашенным, то есть людям, готовящимся к принятию крещения, и припадающим – так назывались люди, за большие грехи лишенные права стоять со всеми верующими. Припадающими они назывались потому, что кланялись каждому входящему в храм и просили: «Помолись за нас, мы много прегрешили».

Средняя часть храма не отделялась раньше той плотною перегородкою, которая называется иконостасом. Она появилась только во время Василия Великого.

Вначале иконостасом служила легкая завеса, потом явилась легкая перегородка, и уже позже – современный наш иконостас.

В средней части храма стоят молящиеся, в алтаре находятся две святыни: святой престол и жертвенник. Престол поставляется в алтаре с особыми священнодействиями. Прежде всего его несколько раз тщательно моют, затем надевают на него «срачицу» – белую льняную одежду – и перевязывают его крестообразно поясом. Потом надевают на престол блестящую одежду из парчи и после этого покрывают престол покровом.

Святой престол поставляется на мощах мучеников в память того, что первые христиане молились в катакомбах, причем престолом для них иногда служили гробницы святых мучеников.

Антиминс – переносный престол, в переводе значит «вместопрестолие» – это шёлковый или полотняный плат, в котором зашиты святые мощи. Без антиминса не может совершаться литургия, на антиминсе можно приступить к служению её в обыкновенной комнате, в палатке, на обычном столе вместо престола. Кроме антиминса, на святом престоле полагается святое Евангелие, крест и дарохранительница, где сохраняются Святые Дары запасные. Вот почему на престоле не только невидимо, но и видимо, в святом Евангелии и Святых Дарах, присутствует Сам Господь.

Жертвенник стоит в левой стороне алтаря, на нем совершается проскомидия, а в древности на нем полагали верующие хлеб и вино, который они приносили для совершения богослужения.Таким образом они соблюдали данное ещё в Ветхом Завете Божие повеление: «Никто не должен являться пред лицо Господа с пустыми руками» (Втор. 16:16)

По толкованию святых отцов, в трех частях храма изображается троичность Божества, с одной стороны, а с другой – притвор изображает нашу землю, средняя часть храма – видимое небо, алтарь – небеса небес. И престол изображает престол Божий. Всюду святая церковь напоминает нам о Божественной троичности, везде Господь проявляет Себя как Троицу Единосущную.

«Церковь – это прекращение одиночества»

Чтобы жить в церкви, нужно идти к людям, надо стоять с ними в тесноте храма, надо пить Божественные Тайны из одной чаши. А хочет ли человек прекращения своего одиночества? Эта сторона христианства некоторым людям кажется наиболее трудной. Не есть ли это, говорят они, отжившая форма религии? Разве Бог не видит, если я молюсь один? Бог, конечно, видит всё, но церковь начинается там, где, по слову Христову, «двое или трое собраны во имя Его». Не там, где «один», потому что любовь начинается только там, где «двое или трое».

Божественная литургия

Литургия – означает общее дело, и по уставу священник не может совершать литургию один. Литургия состоит из трёх частей: проскомидия, литургия оглашенных и литургия верных.

Проскомидия

Вот мы стоим в храме перед началом литургии. Тишина собирает наши мысли и чувства, рассеянные в суете и страстях. Уже горят везде лампады и свечи, напоминая о Невечернем свете Иисуса Христа. «И свет во тьме светит и тьма не объяла его» (Ин. 1, 5). По тишине нам кажется, что служба еще не началась, но, наверное, мы ошибаемся.

Первая часть литургии обычно совершается вполголоса в алтаре. Она называется проскомидия – это приготовление к совершению таинства и неразрывная часть его.

Таинство совершается на пяти хлебцах, называемых просфорами, то есть приношениями. Каждая из просфор имеет две половинки в знак того, что Христос есть одновременно и Бог и человек. На верхней половинке часто делается изображение креста и начальных букв слов «Иисус Христос, а также слова «Ника», что по-гречески означает «побеждает».

Из пяти просфор священник берет первую — Агничную и вырезает из неё четвероугольную часть, произнося слова: «В воспоминание Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». Именно Агнец на литургии прелагается в Тело Христово.

После того как вынутый Агнец положен на дискос (он символизирует ясли родившегося Христа и гроб, в который было положего Его тело), священник соединяет красное виноградное вино с водой и вливает его в потир – чашу, в которой вино и вода во время литургии прелагаются в Кровь Христа. Соединение красного вина с водой основывается на евангельском повествовании о том, как из пронзенного ребра Господа истекла кровь и вода» (Ин. 19:34), а потир является символом чаши, из которой апостолы на Тайной Вечере причастились Крови Христовой.

Окончив эти приготовления, священник вы­нимает части из остальных четырёх просфор: из третьей – девять частей в честь девяти чинов святых, полагая их с левой стороны Агнца; в три ряда; из четвёртой вынимает частицы о здравии – за духовное начальство, за богохранимую страну нашу и за всех православных христиан: и из пятой – о упокоении всех православных христиан, полагая эти частицы на дискос ниже Агнца. Таким образом, изъятие частиц о здравии и упокоении тех, чьи имена написаны в поданных записках, происходит именно во время проскомидии.

Всех, кого священник поминал на проскомидии, он просит Господа очистить от грехов, омыть Кровию Животворящею. Вот почему так важно для умерших помянуть их на проскомидии. Частица, вынутая за них, будет омыта Кровию Искупителя, и этим таинственно облегчается тяжесть грехов усопших наших братьев.

Часы

Обычно во время совершения проскомидии священник дает благословение, чтобы на клиросе начали читать так называемые часы: обычно Третий и Шестой час, в которых большую часть составляют ветхозаветные псалмы пророка и царя Давида. Третий час (по ветхозаветному исчислению времени, а по-нашему – девять часов утра) возводит нашу мысль к тому, что в этот час совершилось схождение Святого Духа на апостолов, то есть совершилось оконча­тельное образование церкви. Именно с этого дня и часа начался великий путь церкви в истории.

На Шестом часе, часе крестного страдания, читается псалом 90-й: «Живый в помощи Вышнего... оружием обыдет тя истина Его»; час страданий Христовых сделался часом великой защиты и сохранения верующего человечества.

Шестой час заканчивается молитвой святого Василия Великого, учителя церкви IV века.

Главную часть литургии священник начинает торжественным возглашением: «Благословено Царство Отца и Сына. Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков». «Ныне и присно» – сейчас и всегда. Многие в храме имеют хороший обычай при этом возглашении поклониться до земли святому и блаженному Царству Пресвятой Троицы!

Великая ектения

Вслед за возглашением о благословенном Царстве Божием произносится великая ектенья. Слово «ектенья» означает «прилежное, напряженное моление». «Миром Господу помолимся...» «Миром» – это и в мире души, в её безмятежии, и «миром-собором», то есть едиными устами и единым сердцем с другими людьми.

Второй возглас ектеньи – опять моление о мире: «О свышнем мире и спасении душ наших...» Это напоминание, что всё в нашей жизни и всякий мир – душевный, семейный, общественный, государственный – зависит от мира, сходящего с неба, от Божиего мира, который, по слову апостола, «превыше всякого ума». Обретая его, мы обретаем и спасение души.

Далее следует ряд молений, или возглашений, ектеньи о различных благах нашей земной жизни, о церковном руководстве, о государственных властях. Моление о властях основано на прямой апостольской заповеди (1 Тим. 2, 2) молиться за всякую власть, в том числе и языческую. Мученическая первохристианская церковь умела сочетать отрешенность от мира с молитвой за этот мир, молитву за императоров – с молитвой за тех, кого эти императоры мучили.

Всё совершаемое и с человеком, и с миром совершается по воле Божией, и Он лучше нас знает, что нам нужно и что не нужно. Поэтому великая ектенья заканчивается преданием всего и всех в волю Божию: «Сами себя, и друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим». – «Тебе, Господи», – отвечает хор.

Заповеди блаженства

После этого хор поёт заповеди блаженства, записанные в 5-й главе Евангелия от Матфея. Девять новозаветных заповедей прибавили к десяти ветхозаветным то великое, что силу нравственного закона они распространили на внутреннее движение души. «Вы слышали, – сказал Христос, – что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий гневающийся на брата своего напрасно подлежит суду» (Мф. 5,21-22). Гнев Христос приравнял к убийству, а тайное вожделение – к явному греху. На всю внутреннюю, потаённую жизнь души был брошен Им ослепительный свет, и всё в этой жизни, даже самые сокровенные мысли и чувства, теперь должны выбирать между светом и тьмой: или идти в послушание Христу, или в рабство диаволу.

Но в заповедях Нового Завета есть еще одно великое отличие от ветхозаветных: заповеди блаженства даны как заповеди личного счастья, их исполнение не просто долг или необходимость, но условие великой радости, духовной радости, не аллегорической, не абстрактной, а совершенно реальной. Нищие духом, и плачущие, и кроткие, и милостивые действительно счастливы, неся в себе самих Христа, своего Учителя.

Использованы книги: С.И. Фудель «Записки о литургии и церкви», епископ Серафим Звездинский «Хлеб Небесный»

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

38